Форум Игромании
 
Регистрация
Справка

Ваше творчество Стихи, рассказы и прочее творчество, написанное вами.

Ответ
 
Опции темы
Старый 06.09.2005, 18:19   #1
Леди Ми
 
Аватар для Eversleeping
 
Регистрация: 21.08.2006
Адрес: Северная Корея
Сообщений: 3,592
Репутация: 1483 [+/-]
Проза


Проза (лат. prosa, от prōsa — прямая, простая, из proversa — обращённая вперёд) — устная или письменная речь без деления на соизмеримые отрезки — стихи; в прозаических произведениях текст не разбивается на ритмические группы, предложения идут одно за одним.

В данной теме любой молодой талантливый автор может поделиться с читателем своими творческими изысканиями. Предпочтительная форма для разбора в этой ветке – малая проза (1-2 авторских листа).
Разрешается сделать дабл-пост, если ваш рассказ превышает по объему максимально разрешенное для одного сообщения количество символов.
Прозу в более крупной форме – повести и, возможно, даже романы – рекомендуем публиковать в спец-разделе Арт-Кафе.
Скрытый текст:
В типографских терминах, 1 авторский лист – 40 000 печатных знаков (включая пробелы между словами, знаки препинания, цифры и т. п.). Как правило, один авторский лист — это 22-24 страницы текста, напечатанного через 2 интервала между строками на пишущей машинке или напечатанный 12 кеглем с помощью компьютерной техники.
6-8 авторских листов – это крупная повесть, дальше – уже роман. 10-12 авторских листов – минимальный объем романа, который могут рассматривать в издательстве


В данной теме приветствуется:
  • Публикация своих рассказов на любые темы и в любых жанровых направлениях (с оглядкой на правила форума и конституцию РФ!);
  • Детальный разбор публикуемых произведений;
  • Любое корректное обсуждение произведений.
Авторы лучших рецензий, как и лучших произведений, будут поощряться!

Не приветствуется:
  • Публикация больших объемов текста без спойлера;
  • Публикация ссылок на свои произведения на сторонних сайтах;
  • Нытье в духе «Ой, никто не обратил внимания на мою работу Т_Т» (Совет: интересуйтесь тем, что пишут ваши «коллеги по цеху», тогда и они будут интересоваться вашими работами.)

Особо не приветствуются неконструктивные разборы.

О них – отдельной строкой. Сообщения в духе «Круто», «Все плохо», «Мне (не) понравилось» без хотя бы какой-то элементарной расшифровки с пояснением, почему, будут караться предупреждением за флуд.

Рецензии в стиле «Интеллектуальный сноб»:
Цитата:
Вы знаете, на первый взгляд, вашему тексту не хватает глубины. Впрочем, на второй взгляд все еще хуже - исчезает не только оная, но и многие другие, более прозаические вещи. Посудите сами - картонные герои чего-то хотят, о чем-то страдают, что-то даже пытаются сделать, но при этом вы сами не понимаете, зачем. Вам захотелось, и ваши герои страдают. Весь текст пронизан этим "вам захотелось". В нем нет более никакой причины для нормального читателя знакомиться с ним.
Все рецензии в схожем ключе будут также караться как флуд, если их авторы откажутся предоставить нормальную критику на произведение.

Сильно не приветствуется оверквотинг. Совершенно не надо цитировать каждое предложение критикуемой работы, где вам что-то видится «не так». Орфографические и пунктуационные ошибки – то, что вполне допустимо обобщить без перечисления. Издевательское комментирование каждой цитаты – тоже не лучшая модель поведения.

Рекомендуется:
Настоятельно рекомендуем вам, дорогие авторы, перечитывать свои произведения перед публикацией. Даже самую прекрасную идею могут не оценить, если она будет подана с огромным количеством ошибок. Более того, подобная работа может быть «награждена» предупреждением за безграмотность.

Пишем, читаем, советуем!

Последний раз редактировалось Eversleeping; 01.11.2010 в 08:38. Причина: Креативное обновление
Eversleeping вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 15.08.2016, 21:04   #3181
Новичок
 
Аватар для Newbie2015
 
Регистрация: 11.03.2015
Сообщений: 26
Репутация: 18 [+/-]
Алекс и его друзья

Друзья, прозаические ориджиналы у меня никогда не получались. Вот, но учтите -занудство -особенно в диалоге -лишь чтобы подчеркнуть "крутость" гг, плюс я сам играл во все названное, кроме Дрейка и Теккена, которые прибавятся в ближайшее время)
Да, народ! Как выложить файл?

Скрытый текст:
Пролог
По дороге к замку Альбера шли трое. Их звали Алекс, Ариэль и Диметрий. Алекс имел очень нехитрые навыки следобыта. Точнее, их у него не было вообще. Зато он был хорошим ремесленником. А о том, что он непрочь за себя постоять говорил длинный кинжал у него на поясе. Ариэль держала в руках эльфийский лук и была готова чуть что им воспользоваться. Но самым опытным воином в троице был Диметрий . Он нес за спиной длинный двуручник.
- Я слышал, что в Замке водятся Драконы! - сказал Алекс.
- Войди - узнаешь - улыбнулась девушка.
- Так или иначе мы все скоро это узнаем - пробормотал Диметрий.
1
Было раннее утро, и Солнце освещало проснувшийся город. Оно было свидетелем тому, как от самых стен города, ведя за собой огромного вьючного мула, двигались горделивый седобородый всадник, юноша и девушка. Они направлялись к ближайшей таверне, искренне надеясь провести ночь в сухости и тепле.
Вскоре им все равно предстояло покинуть городишко, чтобы ехать в столицу этого Светлого королевства и договариваться с Лордом о принятии на службу.
Чуть не на каждой стене было вывешено объявление о том, что что в городе орудует банда , прозвавшая себя "Лесные эльфы". Оставалось только удивляться, куда же смотрит городская стража, чем занимается местный градоначальник, и почему местные власти вообще закрывают на это глаза. Судя по плакатам, "Эльфы" носили зеленые плащи и капюшены, и, не обременяя себя чем-то более тяжелым, орудовали кинжалами, забирая, что кошельки несчастных жертв, что и их жизни.
Друзья на всякий случай проверили оружие. Диметрий еще раз взвесил на руке тяжелый меч, Алекс выхватил и вложил длинный кинжал, Ариэль сперва [быстро] размяла сворбодные от оружия конечности, затем проверила тонкий меч, пару вееров, метательные лезвия, лук и колчан со стрелами.
Посоветовавшись, друзья выбрали корчму "Усталый путник". Было понятно, что Зеленые капюшены все равно смогут найти их где угодно, если только захотят. У домика было два этажа, а значит можно было провести там не только день, но и ночь.
- Давайте схожу туда - проверю - вызвалась Ариэль.
- Все обойдется! - с наигранно-легким тоном отмахнулся Алекс. Он беспокоился за подругу.
- Не нужно -со свойственным ему спокойствием остановил ее Диметрий. - Нас трое, и будь их хоть несколько десятков, нас им не одолеть.
Отсавив животных в стойле, друзья - вначале Диметрий, затем Алекс и наконец всегда прикрывавшая спины друзьям девушка-ассасин вошли в корчму.
Стоило им приблизиться к центру зала, как за стойкой оказался сильный среднего роста мужчина с черными волосами и бородой. Со всех сторон появились люди в зеленых плащах и капюшенах. Старый воин переоценил силу троицы. Головорезов оказалось слишком много.
- Добрый вечер, дамы и господа! - обратился он к странникам. Добро пожаловать в таверну "Лесной эльф". Предлагаю вам следующее. Один из вас сразиться с одним из нас... Нет-нет-нет, и лучше не вы, пожилой господин, вы слишком стары, чтобы тягаться с моими молодцами - Он преувеличивал - В случае победы - не возьмем с вас ничего, кроме платы за постой, проиграете - отправитесь вон, оставив мула, лошадь и все деньги.
А женщина... - он помедлил, бросив на нее хищный, полный скрытого желания взгляд - останется в банде.
Два сверкающих предмета рассекли воздух и двое стоящих по бокам от главаря разбойника упали, схватившись за шеи. Диметрий, отбросив кулаками ближайших к нему головорезов, выхватил здоровенный меч и одним взмахом убил нескольких. Во все стороны от Алекса и одного из разбойников образовался круг.
- Стойте! - воскликнул молодой человек - Мы согласны.
Если бы не накал боя и не напряженность ситуации, все присутствующие в таверне несомненно оценили бы обольстительную фигуру женщины, аккуратно спускавшейся по ступеням таверны. Зато Дочь Главаря обратила внимание на храбрость не идеально-красивого, но все же приметного юноши.
Вспомнив уроки друзей, он легко вывернул разбойничью руку, заставив грабителя разжать кинжал, и остатья с пустыми руками. Вскочив с земли, бандит стал относительно неумело махать руками, пытаясь сместиться в сторону - туда, куда Алекс пнул его нож. Эльф поплатился за свою неловкость, напоровшись на несколько обидных ударов по голове и по телу. (Дочь главаря восхищенно улыбнулась, с трудом удерживая восторженный возглас!) Но вот Алекс выхватил собственный клинок и широко взмахнул им, разбойник увернулся и ударил юношу коленом под вдох. (Сердце девушки на лестнице чуть не разорвалось от горя). Алекс осел, тяжело дыша. Бой был окончен.
- Ты славно сражался, Юнец! Я не отберу у вас ничего! Просто уходите! - резюмировал Главарь.
2
- Отец ! - воскликнула Рэйчел всхлипывая! Оставь этих отважных людей! Пусть они переночуют у нас!
- Нет! - отрезал главарь - Эта тварь убила лучших моих людей. Я не оставлю их. А будешь перечить...
- Отец - взмолилась Рейчел.
Дочь Атамана, она не огрубела от мужского общества, и переняв от отца умение незаметно перемещаться, владеть оружием и драться в кабаках, она сохранила в себе женские начала и гордилась этим! А сейчас она была вдвойне горда собой, ведь она влюбилась...
- Заприте ее в спальне, и оставьте людей за ней приглядывать. И пусть не ноет!
Главарь считал, что и так поступил достаточно великодушно. Рэйчел же было не до отчаяния. Как только шаги стихли, она выглянула в окно. Под окнами стояли двое. О том, чтобы сбежать через первый этаж - вообще немогло быть и речи. Она нашла в комнате небольшой, но тяжелый предмет, и, зная, что предпримут ее бывшие сообщники за окном бросила его вниз. Услышав стук, один из эльфов, крикнув что-то другому., отправился поглядеть, что там за шум. Рэйчел спрыгнула вниз и ударом кулака отправив валяться вторго бандита, быстро и тихо пошла прочь.
***
В старом заброшенном доме на самой окраине города были вынуждены обрести свой ночлег молодая пара и старый рыцарь.
- Простите меня, друзья, - оправдывался Алекс, - Не подведи я вас, все сложилось бы иначе!
- Даже у меня не получилось бы так хорошо управляться в самом начале - ободрила его Ариэль.
- Да, вы неплохо сражались, юноша, - сказал Диметрий сдержанно.
-Тсс! - услышали они, и обратили внимание на незнакомку, крадучись вошедшую в дом. На ней была кожаная куртка, зеленые, обтягивающие штаны и кожаные сапоги. На поясе висел кинжал. (1) Если бы Ариэль знала, как разглядывал Гостью Алекс, как плотоядно любовался на нее, она бы взревновала, и очень сильно. Атаманша же знала - при всей своей броской внешности ей все равно не соперничать с Ученицей клана Асасинов, отчего сердце Разбойницы сжималось, и она опасалась того, что ее чувства остануться к Плотнику остануться без ответа.
(2) Красотой лица и всевозможными достоинствами тела женщина невольно наводила на мысль о девушке-ассасине, с которой могла бы и посоперничать, притом одна из них ничем не напоминала другую.
- Алекс, Ариэль, Рыцарь! - Вы, возможно, даже не заметили меня! Я - Рэйчел, свои зовут Рэйч. Простите моего отца!
Тень в темно-синем быстро и мягко опустилась у нее за спиной. Почувствовав что-то, Рэйч потянулась к кинжалу, ее руку остановила чужая рука, девушка возопила от боли в кисти, а затем ее собственный кинжал уперся ей в шею.
- И чего же ты хочешь? - спросила Ариэль с вызовом.
Разбойница гордо вскинула голову. В ее глазах блеснул огонь.
- Я хочу следовать за вами! Куда бы вы ни держали свой путь!
***
Дальше все было просто до невозможности. Рейчел предупредила новых друзей, что шайка Отца может начать их преследовать, и этой же ночью наш громадный мул, лошадь, прилагающийся к ней Диметрий, Алекс и женщины быстро, не оставляя следов и петляя от возможной погони или шпионов отправились из небольшого городка в Столицу.
По дороге Атаманша с согласия Ариэль обняла Алекса, и поболтала с ним, пожаловалась ассасинке (на которую все еще обижалась) на все еще ноющую руку, на свирепость Отца, на грубость сообщников, которые вначале были готовы держать ее за мужчину. Это, кстати и заставило ее стать самой отчаянной любительницей тавернских драк, а иногда и местных турниров. Быстро достигнув крупных успехов в этом, она тут же убедила остальных членов банды уважать ее во всем, особенно как представительницу пола, а когда она научилась еще и незаметно перемещаться, она просто сбежала из дома в магазин одежды, и поразила всех своей женственностью появившись в походном костюме. Поразила и отца, ранее не замечавшего в ней женщину, хотя остальные члены банды ее втайне любили. Так она предстала и перед троицей...
Путь прошел без приключений, Банда Эльфов еще не зализала раны, а потому о мести было думать пока рано, если таковая была вообще возможна, ведь в столице, хотя и существовала Гильдия Воров, тем не менее беззакония не было. К утру они добрались до Столицы, и не тратя ни на что времени, отправились на аудиенцию к Светлому Лорду.
Правитель встретил их со всей семьей со свитой. В свиту входил и придворный маг. После приветствий и взаимных любезностей, настало ремя перейти к делу. Заговорили о принятии на службу.
С Диметрием было все просто. Как рыцарь он имел право на некоторые Земли, в которые никто не запрещал ему поселить и друзей, елси у него возникнет такая необходимость. земли давали доход, но Диметрия обложили непомерными налогами. Их обещали снизить, когда Рыцарь достигнет серьезных ратных успехов в битве с Темными Силами либо как один из воинов Конницы Светлого Лорда, либо командуя небольшим отрядом - как выберет сам.
Алекс получал место в плотницкой неподалеку от кузницы.
Рэйчел же через влиятельных людей подыскали место в той самой Воровской Гильдии, где Дочь Атамана сразу получило солидное место и доход. Те же знающие люди договорились, что она будет не заниматься грабежом или руководить бандами, но просто представлять Светлого Лорда в Гильдии.
Ариэль же вначале взяли лучницей, но потом поняли. что такая как она будет вообще много где полезна как воительница или разведчица.
Еще друзья могли (и даже должны были) каждый раз посещать Светлого Правителя, у которого всякий раз находилось дело для двоих или троих из них. Оставшийся мужчина или женщина или занималась своими обязанностями в городе. или получали\а право на заслуженный отдых у себя или во владениях Диметрия, где хватало метса на всех.
Первым их заданием было поехать в полуразвалившийся замок Темного Рыцаря Альбера и разузнать, что же с ним произошло.
Оставить решили до смерти уставшую, и переволновавшуюся Рэйчел, которая и направилась во владения Диметрия. К альберу пошли остальные.
3
То, что начиналось в Прологе
Так вот трое наших друзей и шли к Замку, соблюдая осторожность, но успевая при этом непринужденно болтать.
- Старшны даже не драконы,- говорил Алекс, - Если у Ариэль с собой воспламеняющиеся стрелы, а у тебя, Диметрий, двуручный меч - то с драконами управимся.
- А что ты-то будешь делать со своим кинжальчиком? - подколола Ариэль.
- Спрячусь за тобой! Страшны вовсе не драконы, - продолжал как ни в чем не бывало Плотник. - В городе я собрал новости о предстоящем походе. Отчасти помогла Рэйч, она отлично провела первые часы в Гильдии. Так вот, как вы сами понимаете, идем мы в замок , принадлежавший рыцарю по имени Альбер вплоть до самой его смерти. Считается, что после этого люди ушли оттуда, куда же они делись на самом деле - неизвестно.
- Чего доброго еще на погост наткнемся - девушка поежилась!
- Не исключено.
Только рыцарь успел это сказать , как земля перед Замком, к которому они приближались задрожала и начала трескаться и из нее начали вылезать скелеты, вооруженные саблями. Кости и череп соединяла невидимая нить из фиолетогой струйки дыма. Двое материализовались словно из воздуха прямо перед девушкой. Перекинув лук через спину, та освободила руки. Ловко уворачиваясь от сабель она навязала противникам разделиться. и когда первый мертвый воин размахнулся, намериваясь перерубить ее наискось - она отскочила и он разрубил своего "товарища". Ариэль позаимствовала у него саблю, прежде чем останки рассыпались в тлен. Почуствовала себя увереннее.
В этот момент со стен Замка по Троице ударил град стрел. Пока что было не разглядеть, кто стрелял. Скелеты все еще приближались.
- За деревья - крикнула девушка.
Когда Всадник, Плотник и их подруга оказались за укрытием, им потребовалось очень немного времени, чтобы принять решение. Рыцарь, по возможности укрываясь от смертельного дождя скачет к скелетам, которые будет удобно атаковать с лошади. Когда они наконец догадаются его окружить, его спину прикроет подоспевший Алекс. Лучница же попытается ответить стрелами на стрелы.
И вот Диметрий уже был в гуще боя, круша оживших мертвецов. Только-только успев перегрупироваться, они набросились на рыцаря, но неожидали нападения Алекса, по одному рассекавшего их фиолетовые нити сзади.
Они услышали странный загробный смех, доносившийся из замка. Новый град стрел был адресован только Ариэль. Очевидно те, кто находился на башнях замка, боялись сокрушить своих сотоварищей, состоящих из костей и фиолетового дыма. Снова загробный, ведьминский смех. Ассасинка выпустила воспламененную стрелу куда-то в брешь в стене замка. Затем еще одну уже в другую дыру в этих развалинах. Послышались человеческие стоны и вонь сгоревшего мяса. Только б это были враги, а не пленники!
Но вот и ответ. Новый смех переходит в стон и плач:
- Куда поперли, глупцы! Непослушные свиньи! Я что, приказывала атаковать?
"Черт подери, да кто это еще такая?" - запоздало подумала Ариэль.
Лучница зажгла еще одну стрелу. И пустила ее на сей раз за стены. Туда, где должны были находиться конюшни и сено. Как ни странно она услышала не ржание лошадей, а звуки, больше подобающие баранам. Сжала кулак, радуясь. Услышала уже не смех, а захлебывающиеся рыдания.
"Проигравшие плачут!" - произнесла про себя.
Пустила еще две "огненные" стрелы за стены. Есть! Замок полыхал. Стоны горящих людей были такими, что, казалось, эти несчастные уже когда-то умерли! Хрустели кости, было слышно блеяние животных и каракание воронов. Огонь добрадся до стен, и лучники на них давали знать о себе все меньше и меньше.
"В бой!" - раздался яростный, прерывающийся на всхлипывания, крик Ведьмы! - Все, кто только может двигаться! Все-е-е-е!
Девушка переключилась на мертвяков, что беспокоили ее мужчин. Боже! Всего-то двое. А сколько было! Прежде чем она наложила стрелу на тетиву, ее друзья уже могли праздновать победу, хоть и временную.
Все трое услышали вопль ярости, от которого стены замка дрогнули. Хозяйка замка собрала последние силы. Друзья не видели, как она с рыком сжала кулаки, и еще два скелета появились один пред светлыми очами, а другой за спиной у друзей. Допустив ошибку, они набросились на того, которого видели перед собой. Находящийся сзади занес саблю, но Ариэль была бдительна и стрела с тупым наконечником расшибла ему череп в щепы!
Теперь Алекс ее должник. А может быть, и оба.
Подруга поспешила к ним. Наспех поцеловала Алекса, прижалась к Диметрию. Подобрала себе вторую саблю. Теперь они ждали обещанных "всех".
***
Троицу била горячка. Откуда-то рождалось чувство. что новая волна нежити не убережет Колдунью.
- Кто эта женщина? - спросила Ариэль.
- Моргана. Магичка, живущая тут уже полтора века, - ответил Диметрий. - Когда-то давным давно Альбер приютил у себя в приграничном Замке, молодую женщину, которую не принимали н Светлые, ни Темные королевства. Она приходила ко многим кудесникам, чтобы стать их ученицей, но те чего-то опасались...
- А ты откуда знаешь?
- Алекс рассказал.
- Кстати, где Алекс?
Тот отошел на минутку к находящемуся недалеко озерцу. Умыл руки, влажный от пота лоб, голову. Достал какой-то сосуд и пролил ровно каплю в воду.
- Рэйч!
Та видела его через зеркало. Волшебник Лорда не обманул.
- Алекс, я...
- Ты нужна нам. Как можно скорее!
- Я люблю тебя! - глядя в прикроватное зеркальце, девушка все еще думала, что спит.
- Значит, мы в праве рассчитывать на тебя!
Дочь Атамана вскрикнула и схватилась за красные от стыда щеки. Но быстро опомнилась, схватила два кремниевых пистолета, вскочила на самого быстрого скакуна и помчалась к друзьям.
***
Фигуры, отдаленно напоминавшие крестьян, вооруженные косами и палками надвигались на троицу. Они стонали. Их было что-то около полусотни. Остальные сгорели в замке. Несколько живых - точнее, давным-давно мертвых факелов бросились вон из замка не видя своих собратьев. Сгорая на ходу, они поджигали собой других. а совсем истлевшие - падали.
"Как это так мертвецы - а боятся умереть" - удивился Алекс.
Было ясно, что не всех подчиненных Морганы пожрет огонь. С половиной из них придется сражаться. Не на жизнь, а насмерть.
Друзья ждали, с легким страхом прижимаясь друг к дружке. Наконец, враги приблизились к ним. Рыцарь, стоящий впереди беспощадно рубил все и вся, сабли воительницы рассекали палки и косы, не оставляя противникам шансов, Плотник не отставал от остальных. Вскоре все воинство Чародейки нашло свой покой здесь, перед ее домом.
Обходя искусственные и естесственные ловушки, трое двигались к центральному залу замка. Добравшись туда, они услышали чей-то бас:
- Ты никогда не понимала ничего в управлении войстками, Жена! Мои черед.
"Я устал, Юноша" - произнес Всадник, и они обменялись оружием. - "Это твои бой"
***
Они рубились долго и яростно. Было понятно, переднами уже не тот Алекс, что был в таверне у Эльфов. Но вот Альбер выбил у него меч и опрокинул на землю. Занес Палаш для завершающего удара.
В этот момент все услышали пистолетный выстлел. обломивший палаш по рукоять. Еще одна пуля снесла с Альбера шлем. Все обернулись и увидели Рэйч. Алекс перекатился по земле к своему Мечу и полоснул Хозяина замка по горлу. Тот рухнул на каменный пол.
- Супруг! - Моргана кинулась к нему.
- Прощай! - прошептал он с усилием. - Я любил тебя!
Рэйч, сама не зная зачем, сделала несколько шагов назад, вскрикнула и ухватилась за край. Пол старого замка был ненадежен. Алекс был рядом с безутешной Морганой. Ему было не успеть! Далеко был и Диметрий. Зато глаз с соперницы не сводила ассасинка. Она подскочила к ней и подала руку.
- Как я могу отблагодарить тебя?
- Будь с Алексом, если со мной что-то случится.
Тем временем Моргана обернулась к Плотнику. Только сейчас он обратил внимание на то, как она выглядит. Фиолетовая одежда, белые длинные волосы, белые же глаза. Это была прекрасная, и в то же время ужасная женщина.
- Дитя мое, ты находишь меня безобразной, отвратительной?
Молодого человека передернуло:
- Ничуть.
-Пойдем с нами! Не обижайся на нас! - протянула к ней руки Рэйч.
- Я должна остаться дома. Но я буду любить вас, друзья и всегда ждать! - Она расплакалась! - Вдобавок, у меня у самой к вам просьба. - Она достала из футляра какой-то предмет. - Это - посох войны. Мой Покойный получил его в дар за одну победу. Но ни один земной человек его не соединит. Без помощи двух Богинь. Войны, и Ремесел. Я люблю тебя как сына, Алекс, но ни за что не прощу, если ты не выполнишь мое поручение.

Надеюсь, что так будет не слишком жестко)

Последний раз редактировалось Newbie2015; 11.03.2017 в 17:09. Причина: вставляю рассказ
Newbie2015 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 16.08.2016, 13:51   #3182
Фанат оливье
 
Аватар для YeeeGORka
 
Регистрация: 21.11.2008
Адрес: Город Грёз...
Сообщений: 940
Репутация: 368 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Newbie2015 Посмотреть сообщение
Да, народ! Как выложить файл?
В спойлер или ссылкой на файл
__________________
♠ ♦ ♣ ♥
Маленький мальчик в огороде гранату нашел.
Потом приехал в город и устроил всем кровавое шоу.

Позвольте, это не теракт, а пиар-акция.
Минуточку внимания, братцы, к евродекларации.
Вкратце, все чисто, быстро, сверкнула искра.
Обидно, не было вас, мистер премьер-министр.(с)
YeeeGORka вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 16.08.2016, 20:38   #3183
Новичок
 
Аватар для Newbie2015
 
Регистрация: 11.03.2015
Сообщений: 26
Репутация: 18 [+/-]
Хорошо. Как только буду готов - вы все услышите!
Newbie2015 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.09.2016, 04:35   #3184
Заблокирован
 
Регистрация: 23.07.2010
Адрес: Периферия Млечного Пути..
Сообщений: 711
Репутация: 44 [+/-]
Гмм, а можно тут написать рассказ для взрослых?
Ну как "для взрослых"? В нём будут проститутка и минет, а так рассказ о преступлении и наказании... Точнее, только о наказании...
Очень интересное, прикольное и изощрённое наказание...
Ммм?
Rick1 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.09.2016, 12:19   #3185
▲❏▲❍
 
Аватар для де ла рива
 
Регистрация: 30.07.2010
Адрес: madrid
Сообщений: 503
Репутация: 95 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Rick1 Посмотреть сообщение
Ну как "для взрослых"? В нём будут проститутка и минет, а так рассказ о преступлении и наказании... Точнее, только о наказании...
Очень интересное, прикольное и изощрённое наказание...
анонс паршив, спойлер к собственному опусу - вообще мракобесие. ты не рекламист, случаем?
__________________
я знал, что умираю.
что-то внутри подсказывало мне: валяй, сдохни, усни, стань как они,
прими.

а потом что-то во мне говорило: нет, спаси хоть крохотный кусочек.
не нужно много, лишь искорку.
искорка может весь лес подпалить.
всего лишь искорка.
сохрани ее.

la vida no vale nada
де ла рива вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.09.2016, 12:34   #3186
Заблокирован
 
Регистрация: 23.07.2010
Адрес: Периферия Млечного Пути..
Сообщений: 711
Репутация: 44 [+/-]
Question

Цитата:
Сообщение от sticky fingaz Посмотреть сообщение
анонс паршив, спойлер к собственному опусу - вообще мракобесие. ты не рекламист, случаем?
Ближе к телу...
Написать можно тут?
Rick1 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.09.2016, 12:50   #3187
Zakulisa
 
Аватар для Ada_Wong

 
Регистрация: 16.01.2012
Сообщений: 1,564
Репутация: 3861 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Rick1 Посмотреть сообщение
Написать можно тут?
Нет конечно. Форум для детей.
Ada_Wong на форуме  
Отправить сообщение для Ada_Wong с помощью Skype™ Ответить с цитированием
Старый 01.09.2016, 14:00   #3188
Заблокирован
 
Регистрация: 23.07.2010
Адрес: Периферия Млечного Пути..
Сообщений: 711
Репутация: 44 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Ada_Wong Посмотреть сообщение
Нет конечно. Форум для детей.
Вот оно чо, Михалыч...
Пичалька...
А про love можно?
Rick1 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.09.2016, 14:25   #3189
Zakulisa
 
Аватар для Ada_Wong

 
Регистрация: 16.01.2012
Сообщений: 1,564
Репутация: 3861 [+/-]
Если только про детскую.
Ada_Wong на форуме  
Отправить сообщение для Ada_Wong с помощью Skype™ Ответить с цитированием
Старый 02.09.2016, 00:37   #3190
нуб #2
 
Аватар для Без_Имени

 
Регистрация: 06.09.2009
Адрес: То тут, то там
Сообщений: 8,530
Репутация: 592 [+/-]
Про детскую любовь к играм.
__________________
Если единственный выбор является неправильным, то это скорее не выбор, а судьба.
Без_Имени на форуме  
Отправить сообщение для Без_Имени с помощью ICQ Ответить с цитированием
Старый 02.09.2016, 08:35   #3191
▲❏▲❍
 
Аватар для де ла рива
 
Регистрация: 30.07.2010
Адрес: madrid
Сообщений: 503
Репутация: 95 [+/-]
по сообщениям в треде сразу становится ясно, какого уровня прозой может накормить сей публицист
иль если только литературного негра к своей работе привлек - тогда мб и стоящее что-то увидим
__________________
я знал, что умираю.
что-то внутри подсказывало мне: валяй, сдохни, усни, стань как они,
прими.

а потом что-то во мне говорило: нет, спаси хоть крохотный кусочек.
не нужно много, лишь искорку.
искорка может весь лес подпалить.
всего лишь искорка.
сохрани ее.

la vida no vale nada
де ла рива вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 02.09.2016, 08:56   #3192
Заблокирован
 
Регистрация: 23.07.2010
Адрес: Периферия Млечного Пути..
Сообщений: 711
Репутация: 44 [+/-]
Talking

Цитата:
Сообщение от sticky fingaz Посмотреть сообщение
по сообщениям в треде сразу становится ясно, какого уровня прозой может накормить сей публицист
иль если только литературного негра к своей работе привлек - тогда мб и стоящее что-то увидим
Спасибо за столь лестный отзыв о моих способностях прозаика...
Тронут...
В журнале Юность меня печатали на первом году учёбы в Литинституте имени Горького...к слову говоря...
А, мэйби, откроем тему про Рика, великого и ужасного, к которому никто не может остаться равнодушным, как ты, например.....
Рика можно или любить или ненавидеть!
Но равнодушным к нему смог остаться только один человек на Свете, его даже в Книгу Рекордов Гиннесса хотели занести, да потом выяснилось, он ко всем был равнодушен, овощ... Его тихонечко прикопали, чтоб не портил статистику....
Откроем тему про скромняшку Рика?
Мне это делать нескромно, давай ты, дружищще!?
Будешь там вместе с себе подобными, восхвалять Рика и дальше..... Восхвлалять - я написал без кавычек, ибо так потом и заканчивается, ведь от ненависти до любви всего один шаг....
Ммм?
Ммм?
Rick1 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 04.09.2016, 15:32   #3193
Заблокирован
 
Регистрация: 23.07.2010
Адрес: Периферия Млечного Пути..
Сообщений: 711
Репутация: 44 [+/-]
Алё, гараж, есть идея!
А давайте напишем вместе такой рассказ, что прославит Игроманию раз и навсегда...
Возражающие есть?

Рассказ будет масштабным, о том, как мы спасаем галактику Млечный Путь...
От напавшей на неё соседней галактики Андромеда... Более крупной и наглой...
И нашей ссыкотно очень, нуно ей помочь...
Дамам низзя отказывать...
Ммм?
Rick1 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 05.09.2016, 12:31   #3194
Игроман
 
Аватар для Rywer
 
Регистрация: 08.12.2011
Сообщений: 4,048
Репутация: 262 [+/-]
Rick1, До! Психологическая драма про Бембеллу ведь уже была за авторством ТеньДжека, чем ты хуже.
Rywer вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 05.09.2016, 19:30   #3195
Заблокирован
 
Регистрация: 23.07.2010
Адрес: Периферия Млечного Пути..
Сообщений: 711
Репутация: 44 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Rywer Посмотреть сообщение
Rick1, До! Психологическая драма про Бембеллу ведь уже была за авторством ТеньДжека, чем ты хуже.
Ничо не понял...

Добавлено через 23 часа 48 минут
Что больше всего волнует/ интересует/ заводит нынешнюю молодёжь?
А?

Последний раз редактировалось Rick1; 06.09.2016 в 19:18. Причина: Добавлено сообщение
Rick1 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 29.10.2016, 12:52   #3196
overdigger
 
Аватар для ВАСЕКС


 
Регистрация: 02.09.2006
Сообщений: 4,066
Репутация: 1028 [+/-]
Баловство в соавторстве.
Собиратели душ
Скрытый текст:
В детстве я мечтал стать киллером. Но что-то пошло не так… В отрочестве понял: с пути «химбио», навязанного родителями, свернуть уже совсем не просто, поэтому заверял всех, что стану гинекологом. Интересна была реакция, знаете ли… Потом с паршивым аттестатом, как с нераскрытым парашютом, рухнул с небес на землю. Прозрел, познал суть вещей. Уже талдычил под нос мантру «пожалуйста, стоматолог, пожалуйста, стоматолог», только подозревал, что у этого сообщения нет адресата.

Так жизнь разобрала мои мечты на донорские органы.

Метания во все сферы врачебной деятельности увенчались успехом — сделали меня специалистом широкого профиля!

Теперь я патологоанатом.

«Ну хоть не проктолог!» — подбадривали друзья. Эх, они не осознавали масштаба своей ошибки! Проктолог хотя бы не заходил так далеко…

Это вам не мышей и лягушек резать. Впрочем, я не жаловался. Поначалу было прикольно. Может, сказался стресс. Или тонна сочинений Кинга, которую я оставил далеко позади.

Потом всё это мракобесие постепенно обернулось занудной рутиной, за которую платят сущие гроши. Несмотря на высшее медицинское образование, я выступал в роли жалкого интерна — ходил в подчинении у Любви Казимировны. Это не женщина, скажу я вам. Это персонаж! Она непостижимым образом сочетала в себе самые яркие качества мерзких тёток из «Мизери» и «Тумана». Ещё напоминала ненормальную училку из «Матильды». Но всё же была неповторима, как ни крути! Ростом — каланча, мужеподобная, крикливая, с большим пучком чёрных волос на затылке. Что характерно - никакого макияжа. К сожалению, всё её внимание было сосредоточено только на мне. Как несложно догадаться, штат сотрудников в морге нашего городка был невелик.

А вот трупов хватало. Почти каждый день мы оформляли новых клиентов. На зависть конкурентам, которых ещё не было! Обычно по количеству с большим отрывом лидировали старики и алкаши-утопленники. Последних в холодное время заменяли замёрзшие насмерть бомжи. «Холоднички», как говорила начальница. Огонь, вода и дедные трупы. В общем, это не лучшее место для поиска доступных красоток.

Казимировна – само очарование. Деловой диалог она предпочитала вести с помощью шизофренического визга, уровень которого без всякого смысла резко менялся на отдельных словах. Не только тональностью: грозные повеления внезапно перетекали в уменьшительно-ласкательную форму. Достаточно вспомнить вопли о том, как пользоваться большой красной кнопкой тревоги, которая массивно выпирала из стены в главном зале морга. Та предназначалась для вызова одновременно полиции и скорой помощи: вдруг какой нежилец, по ошибке причисленный к мёртвым, очнется.

— Кравцов! Этую кнопку я тебе железно наказую ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах, вжись никогда не нажимать! Ни при каких условиях, ни за какие коврижки, даже не думай трогать, вообще тереться возле этой стенки никакушеньки не смей! Будешь бит, бит и еще раз бит, ломан-переломан, зажарен и высушен! За ложный вызов голову откручу, ножки-ручки поотрываю, разрежу на мелкие кусочки, сделаю фарш и буду маленькими порциями смывать в унитаз, чтобы не забилось, не засорилось и не осталось никаких улик! Понимаешь, Кравцов? Кнопка предусмотрена высшим руководством, но за мои тридцать лет службы ни разу не выпадало случая ею воспользоваться. И не выпадет, не под мою ответственность, никогда, слышь! Поэтому предусматриваю жесточайшее и справедливейшее наказание, коли ослушаешься в этом вопросе. Понял меня, Кравцов? Хорошо услышал? Тогда повтори всё, что я сказала, слово в слово повтори!

Думаете, у неё были какие-то проблемы с этой кнопкой? Неа. Она так реагировала абсолютно на всё.

— Проводить вскрытие всех трупов времени нет, сверху не требують и нигде не заведено регламент соблясти, но мы будем проводить вскрытие всех и каждого, всегда и всенепременно! Понял, Кравцов? Не успеваешь – значит, будешь работать сверхурочно. А если хоть одно тело не пройдёт соответствующую процедуру – мне всё равно, родственнички, не родственнички, плачут, умоляют, хоть смертью угрожают не трогать ребятёночка их ненаглядного – придушу, кремирую, а пепел закопаю, если не сделаешь, как приказывает твой прямой, между прочим, начальник! Понял, Кравцов? Причину смерти устанавливаем только на основе аутопсии. И никак иначе!

— Господи, и как ты всё это выносишь? – частенько после работы спрашивала меня Нина, самый яркий лучик в мрачном спектре моей жизни. – Да любому дураку понятно, что работать в морге – это не для нормальных людей. А по твоим рассказам – так вообще ужасы какие-то! – И бровки смешно хмурит. Ну не золотце?

У неё рыжие волосы, карие глаза, очень мягкие черты лица, заразительная улыбка. Другие девчонки завистливо говорили, что всё дело в её круглых щёчках, но я никак не мог понять, что такого особенного именно в щёчках, поскольку вообще будто бы не замечал их, а обожал в ней нечто совершенно другое. Щёчки, ямочки, реснички, косички… Пофиг. Я любил её не за отдельные части тела.

Она ещё училась, предстоял последний курс… на сварке. По этому поводу у Нины энтузиазма было с кошкин нос. Разница между нами: я уже ненавидел свою работу, а она не любила её авансом.

— Ничего страшного, — отвечал за меня её брат Коля. – Работники моргов – самые жизнерадостные люди в мире! Как не ценить жизнь, не отрываться по полной, насмотревшись на бесчисленные причины смерти, на всё это количество онкологий?

— Да, в наше время естественная смерть от износа организма не менее редка, чем работающие мусоропроводы в домах, — делился опытом я.

Ранее мы с Колей учились в одной параллели в медицинском. Теперь он работал терапевтом, ну, тоже проходил интернатуру. И я уже два года встречался с его младшей сестрой Ниной. Наши отношения, всей троицы, прошли через множество этапов, а теперь, как мне казалось, сложились наиболее благоприятным образом: все мы по-прежнему были лучшими друзьями, хотя двое из нас спали вместе. Коля, который сразу принял это с адекватным пониманием, давно уже не испытывал подсознательного раздражения, полуотцовской ревности. Это легко читалось, поскольку он был на редкость доброкачественно открытым человеком: всегда говорил, что думает, а думал только в интересном и позитивном ключе. Увлекался модой, любыми яркими субкультурами, всегда был «в теме», «в тренде», в курсе последних событий, стремился попробовать всё самое новое. В соцсетях он постил шутки собственного сочинения — в основном тоже связанные с современными тенденциями, новостными заголовками, свежими мемами. Один из последних постов — «А ИГИЛ возьмёт на себя ответственность, когда Трамп станет президентом?» — уже собрал несколько сотен лайков.

В общем, жили-были, не тужили, имели цели, строили планы, пока однажды ночью всё не полетело к хренам собачьим.



Ранняя осень, пятница, вечер, но всё ещё солнечно. Где угодно, только не в лаборатории морга, где я обычно возился больше с документацией, чем с натурой, и видел предстоящее дежурство серым беспросветным проклятьем.

Привезли труп из местной колонии строгого режима. Насильственная смерть. Значит, судмедэкспертиза. Но наверху решили замять дело, уладить всё по-тихому, не раздувать. Не вопрос – меньше возни с документами!

И вот я глядел на содержимое кареты скорой помощи – на биомассу впечатляющих масштабов. Казалось, что на толстяке живого места не осталось: весь изрезанный, избитый, развороченный. Его торс будто вывернуло наизнанку, частично оголились кости грудной клетки, многие были сломаны, грозно торчали острыми концами наружу. Пожилой тюремный фельдшер, две женщины-врача из скорой помощи, пьяненький судмедэксперт и специально вызванный санитар-качок из местной больницы вместе со мной едва сумели втащить тело на носилках в морг.

— Нужно было нанять грузчиков, — пыхтел судмедэксперт. Мы старались не замечать, как от него несёт перегаром. — Наверное, ему нары на спецзаказ делали.

— А если бы у нас казнили на электрическом стуле, тут бы понадобилась электрическая скамья, — заметил я.

— У нас просто стреляют в затылок, мальчик, — сказал тюремный фельдшер. Ни намёка на шутливый тон, ни следа улыбки.

— Выпотрошили, как свинью, — пробормотал санитар.

— Это даже мягко сказано, — скривился тюремщик. — Весь коридор перед камерами был в крови и внутренностях. «Красная миля», ей-богу.

— Но вспороли ему не только живот, — заметила Казимировна. — Ему грудь вскрыли. Раздвинули рёбра, выломали их.

«Будто что-то вырвалось изнутри!» — подумал я. Пришлось подавить неуместную улыбку. Теперь заново сведённые рёбра пересекались концами крест-накрест, как зубы удильщика.

— Сердце выдрали, зверьё. Тьфу! Вот разве надо было так мараться?

— И где оно?

— Там же, где и остальное. В машине. Мы собрали всё это в три ящика со льдом. Сейчас принесём.

«Всё-таки надо завести блог. Или лучше твиттер от лица Казимировны?»

— Так что же он натворил? За что его так?

— За что именно его – понятия не имею. Прилежный был, осторожный. Бунт случился, заодно и разборки какие-то, междоусобица. Много раненых, со стороны охраны тоже. Сейчас там полная неразбериха, сложно сказать, что ещё произошло. Плюс информационный карантин, чтобы лишнее в прессу не просочилось.

Я решил, что так жестоко в тюрьме могли поступить с педофилом...

— А за что он сидел?

— Неуплата налогов.

…ну или со стукачом.

— Хах, я думаю так: тюрьме просто не хватало бюджета кормить это млекопитающее, — сказал санитар. — Вот и спустили собак. Закрыли глаза в нужный момент.



Когда доставщики груза ретировались (на чаёк никогда никто не оставался! Все такие занятые!), Казимировна заторопилась домой:

— Вскрывай, Кравцов! А потом заштопаешь нержавейкой. Ты ведь дежуришь, а я – на боковую.

— Было бы что вскрывать. Я вот думаю, как это потом обратно запаковать. Рёбра ему неслабо поломали.

— Что-нибудь придумаешь, — зевнула Казимировна. – Я по заграницам не хаживала, чемоданы натужно закрывать не приходилось. Кашу маслом не испортишь. Стяни нержавейкой, как сможешь, утром проверю.



Халявить я всегда умел высококлассно, даже несмотря на то, что прошёл через огонь, воду и медицинский вуз. Без толики хитрости под руководством Казимировны загнулся бы. Вскрывать каждый божий труп и составлять отчёты о вскрытии? Да бросьте, это невозможно. С одним этим – возился бы всю ночь!

Поэтому я включил музыку, обмотал тело ремнями, сдавил его, как сумел, и принялся зашивать. Кое-как, помогая коленом, худо-бедно вправлял открытые переломы.



Спустя час я уже выключил музыку и решил вздремнуть на кушетке возле телефона. Гиппократ меня раздери, если пропущу, как звонит Казимировна в разгар своей постбальзаковской бессонницы!

Телефон таки зазвонил. Женским голоском запищали:

— Алло, это морг?

— Морг.

— К вам трупы привозили?

— Гм. А вы догадайтесь. Это же морг.

— Я имею в виду много трупов, сейчас!

— Много трупов – нет. Много трупа – да. Один штука. А кто его спрашивает?

— Это телевидение. А кого именно доставили?

— Заключённого из тюрьмы. Что-нибудь передать?

— Из тюрьмы-ы-ы? – задумчиво. – Ну ладно, наверное, меня дезинформировали. Доброй ночи.

— Угу.

И вот, минут через двадцать, когда я уже почти провалился в забытье, в морге отчётливо прозвучало:

— А, хрен с ним! Помогите, мля!

Я скорее не распахнул, а вышиб нафиг свои веки, сорвал их с чёртовых петель! На время даже перестал дышать.

«Приснилось же? Да?»

— Помогите-е! Кто-нибудь! — сдавленно прозвучало то ли из зала для исследований, то ли от холодильников для трупов.

Я широко раскрыл рот, безумно улыбаясь. «Этого ведь не может быть! Это какой-то прикол! Наверное, Нина с Колей решили меня разыграть!»

Пару раз я пускал их к себе на работу в ночную смену. Казимировна, конечно, об этом не знала. Пили на моём рабочем месте, творили мелкие шалости, но ничего дикого. Один раз Коля нарисовал маркером три звезды на входе под названием морга. В другой - Нина нацарапала на бейдже Казимировны «собирательница туш». Восстановить бейдж ночью – та ещё задачка, скажу я вам.

Но спрашивать громко в морге в такое время «Кто здесь?» язык ну никак не поворачивался. Тихо поднявшись с кушетки, я прислушался, замерев в глупой позе с растопыренными руками и пальцами.

— Помогите… Помираю… — По сиплому мужскому голосу совсем не походило на моих друзей. Может, пропустили через какой-то фильтр?

«Не нажимай красную кнопку! Не вздумай! Даже если это настоящий зомби или вампир! Казимировна страшней!» — стучало в висках.

На негнущихся ногах я прошагал в коридор. Зов повторился. Значит, исследовательская комната, лаборатория. Банки-шклянки, микроскопы, всякое оборудование. А посреди зала - царские весы, по совместительству выступавшие в роли операционного стола. Там ныне громоздился самый большой труп из всех мне известных.

«Спокойно! – вклинилось в мозг. – Он пристёгнут ремнями! Если бы чудовище Франкенштейна могло оторвать тебе голову, оно бы встало, подошло и сделало это, а не звало бы на помощь! Просто не давай ему освободиться!»

Я почти бесшумно добрался до зала, обливаясь потом и трясясь от озноба.

Обладатель голоса, наверное, так и не понял, слышит его кто-нибудь или нет. Он закряхтел, начал выбираться сам. Толстяк дёргался, но ремни держали его крепко.

Я смотрел на него из дверного проёма и чувствовал, что мне, патологоанатому, поплохело от увиденного.

Потому что пытался освободиться не толстяк. А тот, кто прятался внутри него.



— Как же вы тут очутились? – спросил я в трубку, торчащую из подмышки гигантского трупа. Из раны сочилась свежая кровь. Зек спрятал трубку, когда тело прибыло в морг, а потом заново расковырял рану, чтобы нормально дышать.

— Слышь, братан. Ты чё, в мусора решил податься? Допрос вести? Думается, несложно догадаться, как меня сюда угораздило…!

— Вы… беглый?

Всё стало на свои места. Всё стало намного понятнее.

— Слышь, братан. Ты либо помоги мне, либо дай спокойно помереть. Не гадь в душу! Такой расклад. Но туда я, сука, не вернусь!

— Ох… должен заметить, что так сбежать из тюрьмы… это охренеть, как круто!

— Благодарствую на добром слове. Ну чё, выручать бушь? Не думал я, что так крепко зашьют, мля. Так бы никого не потревожил. Пошёл бы своей дорогой, тихенько. Думается, ты сечёшь фишку, ты парень образованный, да? Профессионал уже, вона какие швы нешутёвые! С меня почитается, брат! Из честных я, спроси любого! Тачку подгоню, с тёлочками, баблом рассчитаюсь, ну, чё там твоему поколению надо…

— Верю. Верю, — промямлил я, оглядывая тело, скованное ремнями. – Но разве я могу так? Блинский, мне надо подумать…

— Слышь, братан! Не включай только обратку! Не кипишуй! Ты ж ничё не теряешь! Просто помоги, выручи, а? Я уже почти выбрался, совсем суетня осталась! Тебе ведь ничё не угрожает, ничё не стоит, не впадлу же, мля, помочь освободиться человеку! Ты не знаешь, какой звездец в этой колонке и что будет теперь за бунт и за побег! Если ссыкуешь, можешь просто разрез сделать! Спрячешься где-нибудь потом, закроешься или просто убежишь! Я как вылезу — мой след простыл! Тело заштопаешь, пол протрёшь, никто и не видел! Всё, шито-крыто! Камер тут нет, я выяснял! А ежели чё, скажешь, что я тебе угрожал, тебе поверят. Только отпусти, богом-господом прошу!

Я задумчиво кивал, пока пятился к выходу. Мало было проблем на мою голову, как внезапно раздался стук в дверь морга, которую я закрывал на ночь. Без предварительного телефонного звонка это было странно. Кто это? Родственники убитого? Весёлая намечалась ночка.

— Так! Слушай сюда! – засипел зек. – Не знаю, кто это, но это могут быть либо мусора (тогда всё, песец-пропало), либо мои пацаны, которые меня снаружи ждали в срок, но перебздели и завалились раньше положенного. Если же пацаны… то впускай… и сделай как-нибудь, чтобы в тебя они не шмальнули сразу… из волын. Ты ж мне как брат, из честных я! Скажи им, что ты тоже мой кореш! И всё путём! Не парься, главное!

Я скорее дрожал головой, чем кивал. Сгорал желанием броситься со всех ног и нажать чёртову кнопку. Но ноги всё-таки понесли меня ко входу в морг, надо было хотя бы посмотреть, кто там.

— И это, мля! – неслось вдогонку приглушённо. – Если надумаешь настучать, то попрощайся с жизнью! И родным твоим песец тогда! Если настучишь, сука! Кравцов Иван Викторович! Ага! Я с гнидами так поступаю! И не один я! Закон каменных джунглей, мля!

Я невольно прижал руку к бейджу («Не будешь носить эту бирку на груди - будешь носить её на большом пальце ноги! В нашей работе всяким можно заразиться, уж гепатит С я тебе организую!» — Казимировна).

Теперь ругался матом и я, но продолжал топать по коридору морга.



— Сегодня полная жесть, — рассказывали полицейские и бригада скорой помощи. – Трупы поступают один за другим из разных районов города. Неясные причины смерти. Некоторые ещё в реанимации. В больницах – сущий ад. А что завтра будет в прессе!

Пока тело выгружали из машины, я огляделся. Неподалёку на стоянке у соседнего здания приметил фургон с колоритными персонажами внутри. Наверное, это те самые помощники зека. Я подумал о своих родителях, о Нине, и решил пока не разевать роток.

— Ничего себе! Сколько вы её продержали в морозилке? – спросил я, обратив внимание на синюшный труп девушки, кожу которой покрывала заметная корочка льда.

— Нисколько. Нигде не держали. Её такой нашли, и большая часть льда уже растаяла.

— Где именно нашли?

— На улице, прямо на тротуаре, — полицейский с нехилой звёздочкой на погонах назвал адрес. – Да, тёплые деньки — и такая засада, хоть ты провались! Не представляю, что писать в отчёте. Снежный человек это сделал? Или снежная баба? В общем, мне срочно нужна экспертиза.

— Так вы следователь? Я сейчас же свяжусь с врачом, она приедет.

— Старший следователь Пнёв. Пускай поторапливается. Ночь будет долгой.

Пока мы перевозили трупы, укладывали их в лаборатории (толстяка задвинули подальше, с глаз долой), ждали оттаивания девушки и приезда Казимировны, я решил поделиться соображениями:

— Думаю, вам надо искать мороженщика.

— Чего?

— Сейчас ещё достаточно тепло, их полно на улице с тележками мороженого. Там тело могло так обморозиться.

— А вы, я погляжу, специалист по замораживанию людей. – Представитель закона обвёл взглядом холодильники для трупов.

— Подловили! – ухмыльнулся я.

Старший следователь Пнёв нехорошо прищурился.

— Держите свои измышления при себе, молодой человек. Будет ещё много мертвецов. И непонятно, что с ними произошло. А родным не до шуток. Смеяться будут в первую очередь над вашими… умозаключениями.



Трупы всё прибывали. Я записывал информацию о поступивших. Мне даже стало любопытно, связывает ли их что-то. Настолько увлёкся, что даже забыл о зеке, заточённом внутри другого зека. Спешно одно за другим мы с Казимировной проводили вскрытия, чтобы сразу же отчитаться; повсюду бродили и курили полицейские, пьяный в хлам судмедэксперт торопливо фотографировал тела, пока разложение не изменило ткани. Снаружи собралась толпа родственников, некоторые ухитрялись прорваться через все заслоны и устроить сцены. В прорезиненном халате сновал туда-сюда мой крикливый босс. Всё это жутко нервировало, мешало сосредоточиться, но я старался.

Пол: женский. 20 лет. Обморожение 72% тела IV степени. Студентка (продовольствие). Найдена на тротуаре на окраине города. При себе имела деньги, мобильник, ключи, паспорт, очки, косметичку, презервативы, влажные салфетки, кепку (тоже в сумочке), пачку жвачек, пачку сигарет, зажигалку, проездной, уголь активированный, скидочные карточки, пластырь, крем для рук и палку для селфи.

Пол: мужской. 23 года. Термический ожог 81% тела IV степени. Работал в автомастерской. Найден под мостом в центре города. При себе имел банковскую карту, мобильник, ключи, паспорт, наушники, семечки (прямо в кармане).

Пол: мужской. 14 лет. Захлебнулся пресной водой. Ходил в школу (сегодня, кстати, не пошёл, сказал, что заболел, а родители даже не в курсе). Найден на железнодорожных путях в километре от ближайшего водоёма. При себе имел мобильник, детскую рацию, пауэрбанк, пачки жвачек, пачку леденцов, одну палочку «твикса», целую кучу автобусных билетов, обёрток от конфет, батончиков, мороженого, одну сигарету, пустую упаковку от петард и гильзу 7,62х39 мм.

— В «вконтакте» состоял в нескольких группах для самоубийц, — сказал следователь. — Сейчас изучаем переписки с единомышленниками. Говорили, что ждут какого-то События. Может, флешмоб или секта…

Пол: мужской. 15 лет. Ожог кислотой 90% тела IV степени. Ходил в школу. Найден в парке. При себе имел деньги, мобильник, ключи, портфель со школьными вещами, USB-провод, сетевой блок питания USB, две флешки, фонарь, швейцарский ножик, компас.

Пол: женский. 24 года. Асфиксия (по причине заглатывание языка в результате удара по голове; возможно, при падении). Студентка (медицина). Найдена в подземном переходе под шоссе на окраине. При себе в сумке на поясе имела ключи, косметичку, военный билет, пачку жвачек, ежедневные прокладки. Ещё - повязку на голове и электронный браслет для бега на запястье. Возможно ограбление.

Пол: мужской. 26 лет. Электротравма IV степени. Работал маркетологом. Найден посреди центральной площади. При себе имел деньги, банковскую карточку, мобильник, ключи, обручальное кольцо (в кармане), палочку от пломбира.

— Этот в реанимации что-то неразборчиво твердил про пику. Возможно, связь с орудием убийства. Также проверяем связь с карточными играми, долгами. Или же речь о горном пике?

Пол: мужской. 20 лет. Сверхострая интоксикация. Студент европейского вуза (программист). Найден на пустыре на окраине. При себе имел деньги, несколько банковских карточек, айфон, айпод, наушники и зарядное устройство для «эппл», флешку, детскую рацию.

Пол: мужской. 36 лет. Смертельная кровопотеря (потеряно более 90% ОЦК, имеются лишь два глубоких отверстия на шее, имитация «вампирского укуса»). Безработный. Найден в спальном районе возле гаража. При себе не имел кроссовок. Возможно ограбление. При себе имел в портфеле несколько японских комиксов (манга) на абсолютно детскую тематику.

Пол: мужской. 23 го…

— Ой, ну нет-нет-нет-нет! – вырвалось у меня, когда я вгляделся в теперь едва узнаваемое лицо. Перечитал паспортные данные. – Твою ма-а-а-ть! Да как же… Как же так, блинский!

Передо мной лежал Коля. Брат Нины. И мой лучший друг. Наверное, даже единственный настоящий друг.



Я безучастно сидел на кушетке, то и дело подносил к своему носу нашатырный спирт, пока Казимировна, облизываясь, копалась в теле моего товарища.

— Кусочки стеблей в ранах, — сказала она. – Один даже с листиком. Если память не подводит, то уж больно смахивает на виноградную лозу. Решено! Ставлю банку маринованных зародышей, что убийца – садовник!

Я с трудом подавлял в себе всхлипывание.

— Где нашли тело? В парке для выгула собак? Не помню что-то там этих побегов, этих ягод. Факты, факты, нужны факты! — нервно похлопал в ладоши старший следователь Пнёв, который агрессивно бродил повсюду, чуть ли не по потолку своими размашистыми шагами. – Не гадайте, а проводите микроскопическое исследование. Нужно срочно найти затейников этого флешмоба смертей по всему городу.

— Пнёв! – усмехнулась Казимировна. – Волнуетесь, что головы полетят?

— Волнуетесь! Если смерти будут продолжаться с такой частотой, то власти введут грёбанное военное положение! Оглянитесь! Вам места для тел уже не хватает! Всё, довольно, здесь просто смердит вашей некомпетентностью, бестолковостью и бездействием! У меня ещё три вызова. Один другого чудесатее! Вот, к примеру: камера банкомата засняла девушку в 23:04, а в 23:08 её тело упало с огромной высоты на машину в центре Москвы! В Москве-е, Казими-и-ировна! В сотнях километров отсюда! В столице сразу среагировали и сюда звонить. А если кто-нибудь падает в дебрях, за МКАДом? Не знаю, как эти фокусники такое проворачивают, но когда разберусь, буду мочить их в бошку без разбора, без суда и следствия! Фёдор, заводи машину. У нас куча дел.



Нина бесновалась по телефону, но в морге уже была тихой, ужасно подавленной, плакала не переставая. Я не пускал её к телу брата, мы просто сидели на коленях прямо посреди коридора, я очень крепко обнимал её, качал. Мимо в некой аналогичной прострации ходили люди.

— Что с ним? – шептала она.

— Порезы. Многочисленные. Глубокие. Переломы. Гематомы. Повреждены многие органы. И сильная кровопотеря. Но всё случилось быстро, он не мучался.

Она тихо стонала матом, всё больше погружаясь в скорбь.

— Кто это сделал?

— Никто пока не знает.

— Он… выгуливал Ти-Рекса… его тоже нашли… избитого, изрезанного… К-кто мог… такое сотворить?

— Я не знаю. Но сегодня много непонятных смертей за ночь случилось. Поэтому я умолял тебя сюда не ехать. В городе сегодня чертовски опасно.

— Плевать! Нафиг всё! Кто-то убил нашего Колю! Мы должны что-то делать!

— А чёрт, ты права, нужно понять, что с ним произошло. Знаешь, я порылся в его мобильнике. Экран растрескался, но работает нормально, в отличие от большинства мобильников других жертв. Никаких подозрительных сообщений и звонков не нашёл… Но, полистав меню, я нашёл то, что объединяет жертв. Кажется, невероятно глупая зацепка… Но единственная! Я, конечно, не хочу показаться полным тупицей, но не суди строго. Я бы хотел проверить одну догадку… Мы можем покинуть это злосчастное место, если ты не против. Прогуляемся?



— Любовь Казимировна, мне нужно уйти, проводить Нину домой. Я не могу сегодня работать.

— Ничего-ничего. Всё образумится. Друг ваш сейчас в лучшем месте. А девчуха сама доберётся, чай не маленькая. У нас много дел.

— Спасибо, Любовь Казимировна. Я потом отработаю. Очень идти надо.

— Кравцов! Клятьки-матятьки! Вот пистопёрдыш, и не услышал типа! Идите, Любовь Казимировна, на эники-беники, называется. Ну, ладно, и на твоего сморщенного скукушонка погляжу когда-нибудь, доведёшь.



В парке было людно, несмотря на темноту. Горожане гуляли парами-группами или в одиночку спешили по своим делам. Кто-то совершал вечернюю пробежку или выгуливал собаку.

— Трава шевелится. — Нина без всяких эмоций смотрела на экран мобильника. — Где-то рядом.

Нам попался покемон по имени Кубон. Мы еще не поймали его, просто смотрели на его мультяшное изображение на фоне паркового газона возле дорожки. Оставалось метнуть в него покебол, специальный красно-белый шарик, в который затем помещалось диво. Я размышлял над этой единственной кульминацией игры и всё еще не находил повода увлечься ею, как многие другие. Хоть и застыл с глупой улыбкой, пялясь в телефон. Мне пришло в голову, что такое развлечение может немного отвлечь Нину от горестных мыслей.

— Давай оглядимся, — сказал я. — Не будем спешить.

Мы топтались на месте, водя объективом камеры по сторонам. Рядом бродил еще один покемонолов, он помахал нам рукой.

Нине быстро надоело, она заныла:

— Это всё глупость. Зря мы сюда пришли. Я должна быть с мамой и папой. Столько пропущенных звонков, голосовая почта забита…

Я не знал, что ответить. Навёл на неё мобильник и увидел на экране некое свечение. Какой-то артефакт картинки или что-то…

Вокруг её головы — некая синяя аура. Этот эфир вытягивался куда-то вверх и в сторону, утончался… И заметно было только через мобильник. Я проследил за этой штуковиной и… чёрт возьми!

Из ствола ближайшего клёна торчало нечто длинное, чёрное и массивное, размером с тот же ствол. Оно было живым, плавно двигалось, извивалось. Всё это змеиное тело (или гигантского червя?) заканчивалось, по меньшей мере, сотней каких-то клювов разных форм и размеров, будто бы в беспорядке торчащих из того, что можно было посчитать мордой. Существо распахивало многие из них без всякого звука и притягивало – всасывало – синюю ауру Нины.

Я не мог поверить картинке. Несколько раз опустил мобильник — в реальности всего этого не было – обыкновенное дерево, никаких тварей, торчащих из ствола…

— Не знаю, что это за фрукт… — пробормотал я. – Но тебе надо это видеть…

— Это тоже покемон?

— Не помню таких. Слишком много разных… А что это за синее…

И тогда существо каким-то образом поняло, что оно в центре внимания. Разинуло большинство клювов и динамик телефона передал странный скрежет, щедро сдобренный шипением помех.

Оно перестало притягивать синее вещество, попятилось, исчезая в дереве, повернуло голову, снова открыло рты и плюнуло уже чем-то красным… красным туманом, в котором можно было различить призрачный силуэт кого-то из людей… в направлении покемона. Когда голова скрылась, я не заметил на стволе какого-либо дупла, хотя бы щели… Сплошная кора и только.

Кубон преобразился. Он перестал быть мультяшным, нарисованным… Его моделька стала очень реалистичной, добавилось много светотени, детализации, значительно улучшились текстуры. Из миловидного покемончика он превратился в опасное с виду чудище, которое подошло бы для какого-нибудь фильма ужасов.

А когда мы опустили мобильник, то уже увидели Кубона в реальности.

— Вау! – воскликнул покемонолов, который стоял ближе всех и тоже смотрел на невероятное чудо. – Они добавили в игру какие-то голограммы?!

Приложение «Pokemon Go» почему-то теперь окрашивало глаза покемонолова пурпурным цветом. Я навёл объектив на Нину. С ней творилась та же фигня. Фиолетовое пламя вместо глаз…

Мы пялились на Кубона. Тело и шкура – как у рептилии, только прямоходящей, ростом с человека; тяжёлый хвост тащился позади, едва шевелился, а голова была закована в некое подобие шлема – в голый череп другой, более крупной особи…

Покемон приблизился, взмахнул длинной костью какого-то огромного, будто доисторического животного, и выбил мобильник из рук парня, который тут же понял, что это происходит наяву.

Не просто выбил, а прицельно… Аппарат пролетел несколько метров и с фантастической точностью попал в грудь Нины, она охнула и упала, держась за ушибленное место. Врезался прямо под дых, заставил её судорожно хватать ртом воздух. Или даже сломал ребро.

— Ай, больно же! – воскликнул парень, в ужасе глядя на искорёженную руку.

Затем дубина снесла переднюю часть черепа, бедняга выплеснул на ладони внутренности своего лица. Мы тут же бросились наутёк.

«Нож тут не поможет!» — подумал я и закричал:

— Выключай мобильник, Нина!

Мы разобрали телефоны на ходу, выбросили батареи в одну сторону, корпусы – в другую. Я оглядывался. Покемон постепенно растворился в воздухе, но шагал при этом за нами. Возможно, тварь с клювами призывала их в реальность ненадолго. Возможно, он сам мог делать себя невидимым. Или всё-таки избавиться от телефона казалось хорошей затеей.

Мы не понимали. Просто хотели выжить. Поэтому бежали изо всех сил.



В городской больнице, которая сегодня работала на полную катушку, Нину сразу отправили на рентген. Девушке не здоровилось, жаловалась на боль в груди.

Пока мы ждали результатов, она сказала:

— Я будто отдаляюсь.

— Это шок.

— Нет.

— Дат. Ты потеряла брата. И нас пытались убить. Это двойной шок. Тройной, если учесть, ЧТО нас пыталось убить.

— Это тоже. Но я что-то чувствую… точнее не чувствую. Ты говорил, что эта тварь вытягивала из меня какую-то субстанцию…

— Ага. Брр. Будто душу высасывала. Или эмоции, как долбанный дементор. Не знаю, что это за хрень. Но в полицию об этом сообщать нет смысла, нам не поверят… И зря ты пыталась рассказать врачам о произошедшем. Так и до психушки недалеко…

— Не знаю насчёт души. Но я будто… сама становлюсь призраком.

Результаты рентгена впечатляли: врач сказала, что аппарат, наверное, сломался – снимок и даже повторный снимок были засвечены, будто рентгеновские лучи почти не встречали препятствий в теле Нины.

— Если верить рентгену, то у неё — нет большинства органов и костей. Это чушь, конечно. Этого быть не может. Достаточно пощупать, вот, все кости — на месте.

— У меня как будто забрали частичку материальности… — позже прошептала мне Нина, сформулировав догадку. – Или даже половину. Не знаю…

— Квантовая механика – это тебе не титьками трясти. — Я попытался подбодрить любимую. Не вышло. Всё-таки дементор поработал.



Она сидела со мной в больничной палате, рассматривала свои руки, когда в дверном проёме возникли полицейские во главе со старшим следователем Пнёвым.

— Вот мы и снова встретились, мороженщик. А девочка твоя случайно не наркоманка? Руки так буравит взглядом, врачей чуть до седины не довела, внутренним миром своим пугает, ужасы всякие говорит…

Мы молчали. Рассказывать следователю реальную версию событий как-то не хотелось.

— Где вы были сегодня ночью?

— Мы гуляли в парке. На нас напали какие-то гопники в капюшонах, ударили Нину…

— Ага…Так вот взял посреди дежурства в парк намылился?

— В морге Казимировна заменила. У меня друга убили. Я взял отгул. К тому же аутопсию близких проводить запрещено.

— Про вашего друга и брата – это отдельная, очень интересная тема разговора. Но об этом потом. Сейчас о насущном. Вот, что странно: после вашего визита в парк там нашли труп молодого человека. Жестоко избитого. А вас запечатлила камера. То, как вы выбегали из парка. Убегали с места преступления.

— Это не мы сделали, — сказала Нина, сжав мою руку.

— Возможно, гопники ещё на кого-то напали. После нас.

— Гопники, значит. И оставили три мобильника на земле валяться. И деньги не тронули. Ну-ну. Что же вы делали в парке так поздно?

— Гуляли, — сказал я, но Нина одновременно со мной произнесла:

— Покемонов ловили.

— Точно нарики, — заключил один из парней в форме, посмотрев на нас с отвращением.

— А ещё мы нашли это. – Следователь показал большой нож для костей. – Да-да. В вашей кожанке. В гардеробе. Очень необходимый аксессуар для прогулки в парке. Берёте работу на дом, товарищ Кравцов?

«Казимировна мне яйца оторвёт!»

Полицейские заржали. Я сглотнул. Потом усмехнулся:

— А тело порезали? Вы же сказали, что его избили.

— Да, избили. Битой, скорее всего. Мозги наружу, но вам не привыкать мозги видеть, да? Может, вы тыльной стороной этого огромного ножа тюкали. Ничего, и не с таким наша экспертиза разбиралась.

— В таком случае, мы требуем адвоката.

— Ого, какая песня! Мы ведь даже ничего не выдвинули вам, просто пытаемся разобраться в ситуации, мороженщик. Но знаешь, что я думаю? Вы с подружкой как-то учинили этот сегодняшний хаос, геноцид. А ваш братишка Николай – о, какие у него характеристики в деле! — становился для вас помехой из-за своей чрезмерно пацифистской натуры…

— Товарищ майор, — окликнул следователя один из подчинённых после разговора по мобильнику. – У нас ещё несколько трупов в центре. Говорят, какой-то непонятный носорог опрокидывал автомобили. Бред какой-то.

— Вот теперь эта ночь начинает меня напрягать! А ведь всё так логично складывалось! Останьтесь кто-нибудь здесь, не дайте этим голубкам покинуть больницу. Милочка, сестра, да-да, вы, у вас здесь есть кофе-автомат? Кофе-машина? Что-нибудь? Вот спасибо. Мы тут отойдём, а вы… — Он указал на нас. – Без глупостей. Мы ещё только начали.

— Всё будет хорошо, — сказал я Нине.

— Худшее уже произошло, — ответила она, устало опускаясь на кушетку.

Раз моргаю, а лица любимой больше нет, оно провалилось внутрь головы. Ложбина вмиг заполняется кровью. И затем оттуда извергается вулкан – брызги летят во все стороны, орошают меня, заляпывают стены, потолок, чистые простыни…

Я отдёргиваюсь назад, это на какое-то время спасает мне жизнь. Дубина задевает подбородок, сдирает половинки моих губ, выбивает несколько зубов, искривляет намного больше; всё это я ещё не чувствую, не осознаю, потому что нервы отбило на пол-лица, всё тупо онемело; удар раскручивает меня вокруг своей оси, я вываливаюсь в коридор. Пол выбивает воздух из лёгких, кричать — нет сил.

Мы уже были не одни в палате. Покемоны настигли нас, даже несмотря на отсутствие программы для ловли покемонов.

Я шумно фыркаю, кряхчу, быстро перебираю руками и ногами, ползком двигаюсь к ничего не подозревающим людям. Затравленно оглядываюсь, холодею и мочусь под себя…

Нечто похожее на динозавра выходит из больничной палаты.

— Это что, цирковой костюм? – с улыбкой спрашивает ближайшая медсестра, не успев охватить взглядом всю обстановку.

Кубон без промедления, продолжая путь ко мне, хватает девушку за голову, вонзает коготь в глаз, тащит несчастную, визжащую, за собой, шагает по коридору и, даже не глядя, размеренно, ритмично бьёт её голову о свою будто из железа сделанную грудь. Её череп при ударах громко трещит, но вопль ещё долго не смолкает.

К нему прибавляются другие: по мере приближения монстра люди либо озадаченно отступают, либо бросаются наутёк, либо цепенеют в ужасе. Нерасторопных Кубон начинает бить дубиной – сметает с пути, раскидывает по углам, размазывает по стенам, ломает хребты, разбивает головы.

У кого-то словно порвалось ожерелье — о плитку градом стучат зубы.

Пнёв пялится на это застывшими глазами-блюдцами над пластиковым стаканчиком, затем выплёвывает назад кофе, а горячий напиток в ответ забрызгивает ему лицо.

— Господи… — выдыхает один из полицейских и катастрофически медленно тянется к оружию. Набалдашник костяной дубины встречается с его черепом, застревает в нём. Кубон делает новый взмах – и тело того, кто ещё не верит, что он мёртв, улетает, кувыркаясь, далеко за спину чудовища, по коридору, по алой аллее адского ада.

— Твою… — шепчет другой полицейский. Дубина врезается ему в ключицу, искривляет всё тело, сминает, словно это не человек вовсе, а какой-то хрупкий торт с начинкой из красного джема….

Кубон настиг меня. Он врезает дубиной по месту, где была моя нога. Взметаются осколки кафеля. Я дёргаюсь, пытаюсь отползти, бочком, бочком, как чёртов краб, спасаю конечности. Но недостаточно быстро. После серии промахов дуболом всё-таки попадает – размазывает мою кисть по полу. Боль приходит не сразу, я лишь стревленю жижевлечьно аппоотаяях!

— Чёртов… — орёт ещё один страж порядка, прежде чем, дубина врезается ему снизу в пах. Парень взлетает, проламывает больничный потолок, одну из ячеек, чтобы свеситься из соседней. Его лицо - в крови и крошках гипсокартона, немо раззявлен рот. Кубон начинает ударять по новоявленной «груше», точно по пиньяте, а когда крушить уже нечего, проходит сквозь жертву – через багровую паутину – и по-собачьи отряхивается.

Я пытаюсь оторвать от земли свою правую кисть, но, кажется, легче поднять дом.

— Да какого… — старший следователь Пнёв, наконец, открывает огонь. Стреляет в монстра почти в упор. Одни пули проходят насквозь, не причиняя вреда. Другие всё же ранят. «Как будто забрали частичку материальности. Или даже половину.» — вспоминаю я. Кубон выбрасывает вперёд дубину. Набалдашник кости проламывает рот следователя и застревает в нём. Товарищ майор роняет пистолет, стонет, гудит, судорожно хватается за дубину, но вытащить не может. Из глаз и ушей течёт кровь. Кубон начинает мотать дубиной во все стороны – следователя отрывает от пола, его тельце бьётся о стены, стеклянные переборки, потолок... Вскоре покемон «высвобождает» дубину с куском черепа на ней.

Всё это время я не свожу взгляда с пулевых отверстий в шкуре рептилии. Из них тоже сочится кровь. Наконец отрываю чёртову руку от пола, другой хватаю пистолет. Кубон поворачивается ко мне. С криком стреляю, пока магазин не заканчивается. Динозавр делает шаг навстречу, валится, шумно дышит практически мне в лицо. Опускает тяжёлую голову, утыкается в пол.

После сбора трофеев и самообслуживания в отделении скорой помощи я покидаю больницу, баюкая повреждённую кисть. Да и не кисть уже, а чёртову ласту. Уцелели только большой палец и мизинец, но еле шевелятся.



Б — боль. Я терпел её как мог, шёл на автопилоте, запрокидывал голову, бредил. С трудом осознавал, что у меня туда-сюда скачет давление, вот-вот готовился упасть в обморок.

Перед моргом — столпотворение. Рыдающие родственники убитых, две бригады скорой помощи, зеваки. Девушка с микрофоном, освещённая светом телекамеры, трещала в прямом эфире:

— Уже целый час сотрудники морга отказываются принимать трупы. Главный патологоанатом повесила табличку «Закрыто». Что, простите? Закрыто? На переучёт? Люди сомневаются, что это в порядке вещей – закрывать морг. Это может говорить только о… Стоп. Это же парень из морга… Подождите секундочку! Постойте! Это я вам звонила… Что с вами произошло? Грёбушки-воробушки, Дима, ему нужна помощь… Что с вашим лицом? И рукой… Господи…

— В морге щибиршкая яжва! Кожно-менингитная форма! — крикнул я. – Вщё из-за неё! Я тоже заражён! Запритешь дома и не выходхите на улицу!

Толпа разом смолкла, люди засеменили прочь от меня. Всё быстрее и быстрее, всё увереннее. Вскоре обратились в паническое бегство.



Пол обычно стерильного коридора морга теперь блестел от лужиц свежей крови. Одни полосы и росчерки вели в основной зал с трупами. Другая «красная дорожка» уходила за угол, к кабинетам. А начинались они в морозильном складе при лаборатории, где я оставил на носилках тело толстяка. Теперь там было много крови, но никого не наблюдалось.

Я пошёл к кабинетам. Мне нужны были личные вещи погибших, которые мы там складировали. Не все из них забрала полиция, ведь не все смерти следователь относил к убийствам.

— А, это ты! – обрадовался зек и продолжил резать ножом рёбра толстяка. Я видел только татуированную руку, торчащую из подмышки мертвеца. – Помог бы, мля. Один я здесь долго провожусь. А в этой раковине далеко не уползу.

— Што тут произошло? – прошепелявил я.

— Да психичка выгнала всех, а затем запрыгнула на меня! Чуть не раздавила!

— Што?! В шмышле?

— Со Щуплым решила порезвиться. Чё, не въезжаешь? – Зек поднял с пола руку толстяка и помахал ею в приветственном жесте. – Привет, я Щуплый! Я даже после смерти тот ещё ловелас, кто бы мог подумать, кхе-хе!

Я не мог поверить. Только не этому мерзавцу.

— В общем, шлюха чуть меня не удушила. Ребро, кажись, сломала. Ни хрена не чувствую, правда, тело адски занемело уже. Пришлось её угомонить.

Я взял из коробки мобильник одной из жертв, в котором снова отыскал роковое приложение. Запустил.

Геолокационная карта показывала, что к моргу со всех сторон приближаются покемоны.

— Э, положь, не надо мусорам звонить! Я не виноват! Она сама…

— Да мне плевачш. Тут ешть пробглемы намного хуже.

— Ну дык освободи меня, вместе разберёмся! Крышу гарантирую!

Я водил объективом камеры вокруг в поисках призрачной твари. В «Покемон Гоу» глаза толстяка не светились.

— Я штолкнулша кое-ш-чщем штранным, и тщеперь нешто прешледует меня, хочшет убитьх меня, как моихш друзей.

— Устраняет свидетелей? – спросил зек из трупа.

«А действительно! — подумал я. – Удружил…»

Беглый уголовник спохватился:

— Э, братан, ты только не подумай, я не такой! Ты для меня не свидетель, ты – соуча… настоящий друг!

— Мне надо ошмотретша. Тварь может бытх уже здешь. Нужно придумать, как её убхить до атакхи покхемонов.

— О, паря, у меня от такой работы тоже шифер бы поехал. – Зек продолжил пилить рёбра.



Моя начальница всё-таки переступила через принцип и оставила кровавый отпечаток на большой красной кнопке. Сама лежала под ней лицом вниз, растрёпанная, в тёмной луже. Слева из шеи торчала заточка из зубной щётки.

— Нихто не приеджет, — вздохнул я. – Покойша с мыром, Кажимыровна.

— Точняк, никого не будет! — раздался за спиной незнакомый голос. – Шнур-то перерезали, гхе-хе.

Я развернулся и резко навёл пистолет на незваных гостей. Мобильник прижал больной рукой к груди.

— Э-куда-ну-ка-ну-ка! – взволновался не менее вооружённый бандюган, щёлкнул курком.

– А ну бросай цацку, кому говорю, обсос! – нервно затряс другим револьвером его товарищ.

Какое-то время мы молча решали чертовски сложное уравнение — взвешивали шансы. Вскоре заулыбались, включая меня. Один из лысых буркнул:

— Расклад шутёвый, сам видишь. Бросай пукалку, дятел!

«Окно в туалете часто открыто. Вот, как пробрались…»

Я медленно поднёс к пистолету мобильник, зажатый в искалеченной руке двумя пальцами.

— Э, дядюля, «звонок другу» – это сразу дохлый номер, нет у тебя больше такой подсказки. Всё закончится быстро. Так что пеняй сам на…

— Да он, падла, видео снимает. Думает, сука, не удалим.

— Оно уже на «облаке», — не удержал шутку юмора я.

— Щас ты бушь на облаке-на! Гха-ха-ха! — заржала морда, а её губы оголили шахматную доску.

Прога показывала, как за их спинами прямо из стены вылезла продолговатая тварь с многоклювьим рылом. Но покемонов в морге ещё не было! Тварь на экране распахнула клювы и, словно теннисная пушка, запустила красных призраков в баснословных количествах во все стороны. Динамик мобильника затрещал.

— Ты чё, паря, совсем хлебанулся? – задрожал револьвером пучеглазый преступник. — Жить надоело?!

— Да ему мозги отбили, вишь как зазведили по хлебалу! Псих он законченный, валить надо! И мобильник розовый о чём-то же говорит!

— Думаю, нам надо объединитша, — пробормотал я, с волнением поглядывая по сторонам. – Хоть я давно моргально к такому уже готов, но один я не шправлуш…

— Объе… Што-о? – оторопел хриплый. – Отсосиновик! Жора, не отвлекайся на его уловки! Дурит нас!

— Тля! Пацан дело говорит… — Шахматная Доска повернул-таки голову и сглотнул от страха.

Вокруг нас оживали постояльцы морга. Дверцы холодильников громко затряслись, застучали. А те, кому не хватило там места, поднимались с кушеток и носилок совсем рядом с нами. На экране мобильника они были объяты красным туманом. У всех глаза горели пурпурным пламенем. Даже у тех, в кого ещё не успели вселиться!

Бандиты потеряли интерес ко мне, начали пятиться спинами к выходу, плечом к плечу; наконец, открыли огонь по зомби. Те не глупили, пригибались, бросались в укрытия, переворачивали кушетки и столы, тянулись к ручкам холодильников. Один схватил скальпель, другой — пилу, третий – молоток…

Глаза преступников на экране теперь тоже светились пурпурным. «Устраняет свидетелей» — вспомнилось ненароком.

Мужики уже открывали двери спинами, но там коридор заслоняло нечто такое…

— Э! Што нахрен происходит! – кричал беглый зек, махая рукой из подмышки огромного зомби.

Толстяк резко выгнул спину, швы разошлись, острые рёбра вновь оголились. Я успел заметить грязное лицо зека, который сразу же зажмурился от света.

Толстяк принялся кромсать и жевать наружных бандитов рёбрами, сразу обоих. Руками прижимал их к чудовищной пасти.

Недолго звучали визгливые маты.

Я стрелял в оставшихся ходячих мертвецов, они старались уберечься, кидались в меня всяким инвентарём, подскакивали, норовили вспороть горло или брюхо. Но я закончил специальные тренинги, знаете ли. Без промедления убил Коляна-зомби. Понимал, куда надо стрелять, и, гарантирую, это работало на ура.

— Што-на! Што-на происходит! Што-на! – орал беглый зек внутри мясника. Похожие вопросы задавали на экране мобильника синие призраки его товарищей, глядя на свои трупы.

И тут я заметил, что подкатила тяжёлая артиллерия. Жёлтая бестия прибыла в морг первой. Клювастая тварь всасывала синих свежаков, но ещё не заметила подкрепление…

— Эй, жэк! – крикнул я. Перезаряжался одной рукой, зажимая пистолет коленями. Получалось ужасно медленно.

— Што-на?

— Шечас ты штанешь духом!

— Што-на?!

— Шразу не теряй вхремени и вшеляйша в Пикащу!

— Што… на…?

— Вщеляйс-с-ся в жёлтого покхемона, пока тварь им не жавладела! Нет времгени объяшнять! Инаще ждохнем!

И я пустил одну пулю толстяку в лоб, а другую — туда, где когда-то было его сердце.

— Што за?! – прошипел помехами синий призрак зека в мобильнике, оставшись висеть в воздухе после обрушения Олимпа.

— Чеперь ты швободен! – крикнул я. – Нет вхремени! Быштро займи тщело Пикачшу! – Я указывал на покемона.

— Што за… А ты ничё не попутал, сука?!

— Бышрее! Тварь уже выпусшила приврака! Оно щас жавлажеет им! А тщебя зашошот, как твоих друфзей!

— Мля-я-я… — синий призрак заметил красного. Включил зек соображалку или не включил, но заторопился и успел к финишу первым.

— Пика! – пискнул покемон, материализуясь в реальности. – Пика-пика?

Красный призрак с недовольной миной кружил вокруг, цеплялся за синие протуберанцы, рвал их на себя — пытался извлечь владельца покемона.

— Э-э… — где-то на этом месте мой поспешный план заканчивался открытым финалом. – Ты ж не можешь удхарить в чудовишчэ током, верно? Блиншкий. Ты ведь его тшеперь не видишь в матхереальной реальношти…

— Пика?

— Блиншкий, я дейштвительно вшо попутал. Давай нажад. Ты дожен ушпеть вщелитша в тварь ш клювами до того, как она тщебя шх.. шв… бл.. шхвавает!

— Пика?!

— Быштрее, ну!

— П-и-и-к-а-а! – недовольно протянул зек, но подчинился.

Красный сразу же занял место синего.

Я с бешенством затыкал пальцем по экрану, метая в главную клювастую тварь покеболом. Это здорово сбивало её с толку, будто кто-то долбил её шариком из пинг-понга. Жаль, не получалось её запокеболить.

— Шобери их вщех, щука… — приговаривал я в истерике. И тут я понял, что надо было запокеболить Пикачу, но уже было поздно – он материализовался. – Блиншкий… Вот я лох!

Мало было проблем, так ещё после очередного тычка мобильник выскользнул из окровавленных пальцев искалеченной руки. От удара о пол вылетела батарея.

Я несколько раз упомянул щуку, топая от досады ногами.

Ведь я даже не знал пароля!

— Пика-пика… — покедемон в реальности угрожающе набрал в грудь воздуха. Глаза и рот вместо кругляшков стали остроконечно злобными. – Пи-и-КА-А…

Зеку удалось. Клювастая актиния материализовалась всё так же – торчком из стены. Секунду извивалась. Затем уставилась на меня.

«Я не буду вашим покемоном, твари!» — с этой мыслью я пустил две пули в лоб Пикачу. Мисс Удача болела за меня — обе наткнулись на материального покедемона. Жёлтый брыкнулся набок, вывалил язык; глаза — крестиками.

Не теряя времени, я прицелился в змия и разрядил остаток магазина в него. Не всё попало, но даже парочки свинцовых пилюль оказалось достаточно, чтобы угомонить буйное создание. Чёрная кровь оросила коридор морга, клювастая тварь повалилась, застыла.



Я брёл вдоль длинного массивного тела, будто исследовал анаконду-рекордсменку. За стеной оно продолжалось. И за следующей. Материализация вмуровала тварь в бетон. Возможно, это её и убило, а не какие-то там жалкие пули.

Я вышел из морга. Туша исполинского монстра прямой чёрной трубой пролегала через пустынную улицу, и дальше, дальше, к восходящему Солнцу.

Бьюсь об заклад, предстояла долгая дорога.
ВАСЕКС вне форума  
Отправить сообщение для ВАСЕКС с помощью ICQ Отправить сообщение для ВАСЕКС с помощью Skype™ Ответить с цитированием
Старый 24.12.2016, 09:12   #3197
Игрок
 
Аватар для VALID (A.P.)
 
Регистрация: 02.04.2007
Адрес: ♕ ♕ ♕
Сообщений: 863
Репутация: 228 [+/-]
Пиксельный

Скрытый текст:
Маленькая фигурка скучает в нарисованном мире. Двинешь мышкой - фигурка повернется, картинка мягко сменит ракурс; окно в виртуальную вселенную застынет, послушный истуканчик станет ждать следующей команды.
Сама фигурка не движется, она неживая. Если ей не управлять, так и останется в сонном одиночестве.

Я вымученно смотрю на экран, пытаясь понять, как пройти на следующий уровень.
Проблема колоссальная: на монстров перестали действовать атаки морозного ятагана и заклинания огненной стихии.
Вечер давно обратился в ночь, а я, в компании с игровой приставкой и бутылкой виски, застыл перед экраном телевизора в отупении.
Держит лишь спортивный интерес, клешнями ухватившись за мое горло, и показывая истинную личину - темное, липкое задротство.
Глаза закрываются против воли - железные гирьки на веках прикрывают скрипящую дверь мира реальности; виски тяжелые, налитые свинцом; мозг из последних сил держит организм включенным. Дремота такая, что если гирьки победят остатки воли, я моментально усну. И только пальцы отбивают ритм на кнопках геймпада, живя отдельной жизнью.

Я оказываюсь с обратной стороны экрана: оружие наготове, монстры глядят на меня с изумлением; их едкие глазенки сверлят насквозь.
Вокруг темно и мутно. Гулко дышит под ногами земля, в воздухе стоит запах свежескошенной травы.
Недолго думая, я принимаюсь рубить монстров, совершенно не вкладывая силы в меч. Двуручник рисует восьмерки, оставляя затухающие голубые ленточки, и супостаты рассыпаются в стороны, словно бы каждый удар - мини-взрыв без вспышки.

Я просыпаюсь, снова засыпаю. Так повторяется несколько раз. Невозможно понять, где сон, а где реальность. Я безумным ворочаюсь на диване.
В итоге я решаю поехать в ближайший бар.
Как это обычно бывает: посижу часов до пяти, вымотаю организм окончательно. Глядишь, и заполучу крепкий сон. Да чего там! Хиленький, тоже сойдет!


* * *

Я сижу в круглосуточном баре с диковинным названием Шашмир. На столе горячий кофе, вопреки расхожему мнению, действующий на меня усыпляюще. Помещение безнадежно пропитано табачным дымом, мерцает тусклый свет, мимо столиков редко шмыгает официант.
Приделанный к стене пузатый квадратный телевизор выдает мыльную ребристую картинку какого-то музыкального телеканала. Звук выключили, отчего полуголые девицы из клипа поют голосом Юрия Антонова, глухо идущего из динамиков старенького музыкального центра:

Если любовь не сбудется,
Ты поступай как хочется
И никому на свете
Грусти не открывай.

Новая встреча лучшее
Средство от одиночества,
Но и о том что было,
Помни, не забывай...

Источник дыма - шумная компания готов за соседним столиком. Полчаса слушаю и рассматриваю, пытаясь понять смысл существования этой субкультуры.
Компания похожа на трупов, доставленных из морга: два парня, одетые по образу Графа Дракулы больше смахивают на китайскую копию Трансильванского Влада Цепеша; три девушки, походящие на привокзальных путан, кажется, полежали в морге больше нужного.
Трупы на этом свете задерживаться не желают - пьют дешевую водку ведрами и смолят пачку за пачкой. Все в черном, лица измазаны белой пудрой, волосы взъерошены, будто бы в раз шандарахнуло током.
Кофе, из-за присутствия в баре этих ребят, кажется безнадежно остывшим.
Периодически потягивая холодный кофе, пытаюсь настроиться на сон. Голова мутная, тяжелая, другой бы точно уснул. Но у меня, кажется, в теле встроен микрочип, не позволяющий заснуть. Изматывающий хитрый червь. Вот бы найти и вынуть...
- Слушайте, а давайте-ка к Шмелю завалим? - предлагает гот с розовыми сосульками на голове.
- Не, - отзывается длинноволосый собутыльник, - у него прошлый раз были, ну он это... - длинноволосый делает паузу, хаотично машет руками, пытаясь иначе донести смысл фразы, - нажрался и начал девушку свою вспоминать, которая... к панку ушла.
- Сука, ненавижу панков! - отчаянно рявкает гот с сосульками на голове и наливает еще водки.
Идиотский стиль одежды, нелепые петушиные стрижки, излишки косметики на лице, пирсинг повсюду... Апогей развращенного отношения к собственному "Я"! Смакования самоунижения и превращения самооценки в тряпку, подтирающей засохшую гнойную кровь трупа чести.
Готы. Вонючая субкультура, коих в последние годы развелось достаточно, чтобы повысить продажи игрушечных гробов. Субкультура, атрофирующая мозги когда-то людей - а ныне животных.
Для них у меню только пара слов: покойтесь с миром, мечты о счастливой жизни. Вы превратили ее в кошмар и теперь смакуете собственное разложение.
- Да... умереть не так уж плохо... - мечтательно замечает девушка с обильно измазанными чернильной помадой губами.
- А я вот недавно телек смотрела, - подхватывает разговор другая, - там в автобусе люди погибли. Теракт по-моему. Интересно, как они умирали? Больно?
- Не... я б не захотел! Это же не красиво, так умереть! - вставляет сосульчатый гот, уже заметно поддатый.
Начали обсуждать! Непринужденно, но с придыханием в словах "боль", "страх", "кровь". Кажется, ребята по кругу получают микрооргазмы. Слушая их, возникают смешанные чувства: желание смеяться, отвращение, тошнота и жалость...
У готов почти все темы для разговоров сводятся к смерти. Это на первом месте. Но есть и более приземленные. Например, самая сильная или самая слабая боль, испытанная в жизни.
Кто расскажет, как током ударило, кто про укус комара, которого специально не сгоняли, что бы уловить еле заметную боль; а кто-то вспомнит, как в прошлом году резал себя лезвием и что при этом чувствовал. Боль - крайне популярная тема для обсуждения, не уступает даже смерти. От упоминания слова "боль" готы также получают микрооргазмы.
Эта компания сегодня сходится на мысли, что самая "крутая слабая боль", когда твою спину царапают во время секса. И девочки и мальчики единогласны в данном вопросе. Ну, пусть хоть спину друг другу царапают, чем режут что-то.
- ...и ваще щас против готов все плохо настроены, - размышляет черногубая девушка вслух, пока остальная компания занимается закуской. - То готы кого-то убивают, то съедают... Хотят нас изолировать от общества!
- Ага. И с каждым годом все больше! - замечает длинноволосый собутыльник, ковыряя что-то в тарелке.
Если говорить об эстетических впечатлениях от готов: все их девушки страшны до онемения пяток. Либо толстые доярки, либо страхолюдины обыкновенные. Одеваясь как елки, упавшие в смолу, доярки еще сильнее подчеркивают свою убогость.
Когда такое толстое пугало, одетое в черный латекс с разъемами для выпячивания жировых складок и с голой (!) обвисшей грудью смотрит на тебя с выпуклыми глазами на бледном как у трупа лице - возникают рвотные позывы и потребность вызвать "скорую" для себя и для нее. Не удивляюсь тому, что никогда не доведется видеть красивых готок. Ленивые, бестолковые животные, не желающие ничего делать, выглядят именно так. Об адекватной манере поведения и этике говорить не приходится. Просто зоопарк.
Про мальчиков я промолчу...
- Слууушайте, - сосульчатый щегол не унимается. Язык от алкоголя стал совсем развязный, - я вот никак не могу понять, почему люди нас, готов, так шугаются?
- Это от незнания, - отзывается самая тихая из компании. На ней "красуется" черное бесформенное платье, накрашена она меньше остальных и самая симпатичная из компашки. - Обычные люди - они такие. Готов вообще не знают, вот и боятся.
Все одобрительно кивают.

Наконец, начинает клонить в сон. На часах пол пятого. Поморщившись, допиваю остывший кофе, двигаю чашку в сторону, голова сваливается на руки, глаза медленно закрываются...

От громких ударов я вздрагиваю, подрываюсь с места. Темно. В баре никого нет. По двери колотят чем-то металлическим.
От неведомой силы она слетает с петель, а следом вбегает гот с монтировкой наперевес. На носу неуклюже свисают внушительных размеров очки в черной оправе, а окладистая бородка и большие зеленые глаза совсем не вяжутся с образом гота.
- Это ты сказал, что мы животные? - бешено орет сумасшедший, указывая на меня пальцем.
- Биндюжникам привет! - зачем-то восклицаю я.
С криком: "Тогда получай, падонак!", гот бросается с монтировкой. Под удар я успеваю подставить руки. В ответ гот начинает кусать кисть левой руки, но все это происходит уже в расплывчатой гелиевой массе.

- Вам плохо? - я открываю глаза. Передо мной стоит официант. На худом, грустном лице заметно полное безразличие и следы от постоянного недосыпа.
С того момента как я уснул, в помещении ничего не поменялось. Внутри телевизора поющие трусы продолжают танцевать, а из динамиков тихо доносится та же песня, поставленная на реверс:

Пусть о любви нечаянно
Кто-то сказать осмелится.
Если поверишь в это
Сердце не закрывай...

- Нет. Все хорошо, - на самом деле голова ужасно гудит. - Я просто задремал.
Бармен уходит, не желая больше ничего знать.
Готы, зачем-то перешедшие на пиво, шумно гремят стаканами и сна у них ни в одном глазу. Видимо звуки чокающихся бокалов в сознании представились ударами монтировки.
Я решаю скорее валить отсюда, пока мысли об ублюдках окончательно не усыпили. Боюсь, приснится кошмар с трупами из морга и мертвой проституткой в главной роли. А уж готов с монтировками и подавно не хочется.
Я расплачиваюсь, вызываю мотор, и ноги стремительно выносят меня из заведения. В след слышится припев:

Мечта сбывается и не сбывается.
Любовь приходит к нам порой не та.
Но, всё хорошее не забывается.
А всё хорошее и есть мечта...

На улице лютый холод. Леденящий ветер продувает насквозь, заставляя встрепенуться каждую клеточку сонного, уставшего организма. Сейчас такое время года, когда днем еще лето, а ночью - практически зима.
Когда я чувствую подобный холод, мне всегда вспоминается парочка компьютерных игр, - шутеров, по большей части - где герой бегает по заснеженным локациям с винтовками или автоматами. Точность прицеливания в таких играх никогда не меняется, чтобы с тобой не происходило.
Мне приходит в голову мысль, что если бы мне сейчас дали автомат, я бы и с десяти метров мазал. Да и не побегал вдоволь, с такими-то грузом в руках.
Подъезжает машина, разнося по воздуху хруст всякой мелочи под колесами. Я подбегаю к ней, открываю дверь, и вот уже кресло мягко пружинит подомной.
Оглядываюсь и сразу называю адрес. Водила кивает и я подставляю руки под струи теплого воздуха. Простенький салон автомобиля с искусственным ароматом зеленого чая куда лучше холодного прокуренного бара.
От удобства и приветливого тепла, сон накатывает внезапной волной. Тепло печки так расслабляет, что едва откинувшись на спинку сиденья, меня тут же обволакивает нежным покрывалом.

Ничего не снится. Порой вздрагиваю от проносящихся машин, не успевая погрузиться в невесомость. Состояния, ровно как и дома, чередуются.
Подобно вымученному скалолазу на конце пути, я вяло, из последних сил цепляюсь за манкий, заветный уступ сна, но тот не поддается. Мучаюсь и продолжаю карабкаться.
А машины все проносятся, сбивая с опоры уступа.
Я открываю глаза. Светло. Движение на дороге стало куда оживленнее. Дома, приземистые и устремленные в небо, каменные и стеклянные, проносятся за окном и видятся мне геометрическими фигурами с натянутыми на них текстурами.
Интересно, сколько сейчас времени?
По радио, некие Коля Смертников и Сергей Голованов несколько минут издеваются над дозвонившимся в прямой эфир дурачком. Тешат самолюбие, доказывая радиослушателям интеллектуальное превосходство. Но слыша, как усердно они надрываются, возникает мысль об обратном.
По радио узнаю, что сейчас начало восьмого.

* * *

Добравшись до дома, мимоходом сбрасываю обувь, захлопываю входную дверь. Высвободившиеся ноги сами несут в спальню. Придя, мешком валюсь на кровать, не снимая одежды. И... ничего не происходит.
Свет дырявит плотные каштановые шторы, просочившись, действует на меня крайне раздражительно. Я прихожу в гостиную, включаю опостылевшую приставку и телевизор.
Растерев мутные от бессонницы глаза, и глотнув из початой бутылки виски, усаживаюсь играть. Пальцы вяло тыкают по геймпаду, глаза без увлечения впиваются в изображение. Все вокруг расплывается, превращаясь в желтоватую дымку.


* * *

Мне снится шутер от первого лица. Мир нарисован в черно-синей палитре; мрачное, хмурое окружение давит тяжелым куполом, зажимая и сковывая со всех сторон.
Страх обнимает, хочется вмиг рассеять черноту и тяжесть, убежать из сна, скрыться и не видеть ничего вокруг. Проснуться.
Я мучено бреду по темному лабиринту с пугающими, злыми стенами. В них нечистые узоры тягуче движутся, плавно перетекают друг в друга; порой кажется, что они тяжело дышат и дают испарину.
Я не один в лабиринте. Супостаты - не то черти, не то мутанты - появляются только для того, что бы я их подстрелил, после чего скоро исчезают; рассыпаясь в прах и оставляя искры в воздухе, валящиеся серыми снежинками на пол.
Одного за другим, я кошу чертей, а время невыносимо тянется, и страх сменяется тягучей скукой, и столь же тяжелой, сколь и лабиринт с его злыми стенами.
И не понять: толи я сам во сне, толи управляю кем-то.
Вскоре я оказываюсь в просторном зале. По периметру высятся исполинские мраморные колонны, уходящие вверх. Да так, что и потолка не видно! Каменные стебли врастают во тьму, где взгляд их уже не может поймать, где они навсегда теряются.
Помещение столь огромное и необозримое, что и стен не разглядишь, если попытаешься. Да и не существуют они.
Зал не манит и не завораживает - еще больше нагоняет страху; меня бросает в дрожь лишь от собственного шороха.
Раздается жуткий грохот, сменяемый ужасающим звериным ревом. Огромный зал с белыми колоннами, уходящими в бесконечность, трясется, сыпется штукатурка, которой в реальности не отчего отвалиться, слышатся тяжелые шаги, пол вибрирует, как натянутая мембрана под ударами невидимого молота.
Наконец из темноты проглядывается монстр-исполин, похожий на бегемота, вставшего на две конечности, только жуткого до ужаса: из пасти свисают белые клоки пены, глаза пылают красным пламенем, тушу скрывает грязная, бесцветная броня, на каждой лапе установлено по пулемету.
Монстр движется на меня и заводит оба пулемета, пуская две нескончаемые очереди.
Я со всех сил рвусь в сторону. За моей спиной крошатся колонны от хлестких пуль, слышатся ручейки посыпавшихся гильз.
В руках у меня возникает дробовик. Недолго думая, я принимаюсь решетить дробью супостата.
Броня твари поигрывает снопами искр, иногда дробь пронзает незащищенные места на туше зверя, впивается, отрывает от исполина клочки плоти. Тварь немного замедляется, и снова принимается поливать из пулемета.
Я шмыгаю мимо колонн, вмиг меняю дробовик на ракетницу и живо принимаюсь пускать снаряды в гиганта. Ракеты свистят и оглушительными вспышками растворяются на теле зверя, останавливая работу пулеметов.
Я чувствую, как ракетница накаляется, но не смею останавливаться - расстояние неумолимо сокращается и приходится стрейфиться вокруг колонн, попутно засаживая в тварь очередную порцию ракет. Тварь натужно воет, когда ракета достигает цели, вязнет во взрывах и не может поспеть за моей прытью.
Выстрел! Еще один!
Хлопает вспышка.

Я расхаживаю по двору монастыря. На мне домашний халат и тапочки. Мне тепло и уютно, надо мной чистое безоблачное небо, тихое и немое в своей бесконечной синеве; не знойное, не слепящее, настолько идеальное и оттого нереальное, словно нарисованное по чертежам, но все же живое, дышащее и улыбающееся.
Так спокойно, что не хочется никуда идти и ничего думать. И двигаться не хочется. Просто стоять, и тонуть в синей глубине, без цели и без желаний.
Там, за каменными стенами, опоясывающими двор монастыря, слышится пение птиц, тихо спрятавшихся в своем уютном мире на деревьях. Чириканье сладкое, и льется во мне, как молочный ручей, как эссенция чистой силы, кристальное, непорочное, свободное от всяких гадостей человека.
Я чувствую, как неведомая сила окутывает тело. Да, вокруг живет божественная энергия, она протекает в самый затаенный уголок и наполняет смыслом каждый камешек и стебелек. Мне спокойно и уютно.
Я гляжу на себя со стороны: домашний халат оказывается уютной робой мага огня. Стало быть, я могу колдовать?
Я вытягиваю руки, тужусь изо всех сил, и жду, когда что-то произойдет. Ну когда еще представится такая возможность?! Обычно, все что мне снится, связано с какими-то преодолениями, борьбой в заведомо невыгодных условиях; я всегда от кого-то бегу, всегда отстреливаюсь чем-попало и отмахиваюсь какими-нибудь скучными мечами, прыгаю из сна в сон, словно меняя поля брани.
- Женщина! Женщина в монастыре! - ко мне подлетает лысый дядечка в одеянии мага огня и начинает трясти за плечи. - Женщина! Представляете? Как она могла здесь оказаться? Здесь НИ-КО-ГДА не было женщин! Это же монастырь!
- Где она? - в этом сне я могу говорить. Правда, как и полагается, голос слышен со стороны и не ощутим.
- В подвале. Увели подальше, чтоб не оскверняла присутствием. Подержим там, пока верховный маг круга огня не решит что с ней делать, - красная роба, которой могли удостоиться лишь избранные, совсем не вязалась с трусливым характером ее обладателя. Хотя это можно было посчитать за набожность.
Маг припадает на колено перед каменной статуей, которая красуется в центре монастырского двора.
Повсюду снуют послушники: они испуганно смотрят по сторонам и разбредаются в разных направлениях от маломальского шороха, словно боясь наказания за самую малую провинность. Над головами белыми буквами светятся имена, но не разобрать.
Я совершенно не знаю, что делать в этом сне и куда идти, но после слов трусливого мага, мне хочется увидеть девушку, запертую в подвале.
Еще одна вспышка.

Я мчусь босиком по холодному шершавому полу вдоль темного коридора. В ступни впиваются мелкие камушки, проносятся огни горящих факелов, приделанные через каждые несколько метров к стенам из грубо отесанных блоков.
Впереди возникает разветвление, и я бегу влево, но натыкаюсь на какого-то странного человека в очках с темными линзами и короткими волосами, не дающего ходу. Он явно не вписывается в этот мир. Я разворачиваюсь, и мчусь со всех ног по второму пути.
Коридор заканчивается величественной узорчатой дверью и приставленным стражником в тяжелых доспехах. По каким-то признакам я понимаю, что это паладин. Еще на нем почему-то круглые очки в роговой оправе.
Стражник читает книгу, а когда замечает меня, резво поднимает глаза.
- Вы что-то хотели? - учтиво спрашивает паладин-стражник.
- Да мне бы... мне бы... в общем я во сне, - неуверенно признаюсь я.
- Простите, что? - стражник убирает книгу за пазуху.
- Я говорю... я во сне.
- Что же вы такое говорите? В каком таком вы сне? - паладин опускает на нос очки и начинает сверлить глазами.
- В своем, полагаю, - неуверенно отвечаю. - И думаю, что вы должны открыть дверь, потому что мне нужно увидеть девушку, пока я не проснулся. Мне кажется, это скоро случится.
- Но позвольте! Вот я стою перед вами, живой, из плоти и крови, и что же, я, по-вашему, не существую? Или существую, но только в сегодняшнем вашем сне, и, стало быть, когда вы проснетесь, я исчезну?
Паладин выглядит крайне возмущенным: очки сползли вниз и в глазах его сверкает искренняя обида.
- Ну, получается что так. Вы все правильно сказали.
- А разве такое может случиться?
- Откройте же дверь! - не выдерживаю я. - Кажется, я сейчас проснусь! Я уже начинаю чувствовать свое тело!
- И что же, меня не существует?
- Да не существует, не существует! Вы вообще видели паладина в очках, читающего книгу? И взгляд у вас такой... интеллигентный!
Паладин думает, достает книгу, и непонимающе смотрит на нее.
- А книга очень занятная, кстати. Про принца. Я ее у молодого человека в черных очках взял, он по близости стоит, - паладин указывает рукой в сторону, откуда я прибежал.
- Откройте! Сон сейчас кончится!
- Хорошо. Только не сбегайте с ней. Меня же уволят.
- Да плевать! Ничего этого все равно не существует!
- Хм, - паладин пожимает плечами, - все равно открыто.
И он вонзается в книгу, проваливаясь в другую вселенную.
Я отпираю дверь и вижу девушку, стоящую посреди пустой комнаты, которая теряется в свете пробуждения.
VALID (A.P.) вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 04.01.2017, 18:33   #3198
Заблокирован
 
Регистрация: 23.07.2010
Адрес: Периферия Млечного Пути..
Сообщений: 711
Репутация: 44 [+/-]
Lightbulb

Транс от романтического подарка...

Скрытый текст:


Когда отношаешься с замужней дамой, то она рано или поздно разведётся с мужем...
Через полгода наших отношений, моя любимая стала разводиться, и я решил сделать ей романтический подарок...
Позвонил и пригласил в ресторан. Она удивилась, т.к. обычно сама меня приглашала в такие места, но согласилась, заинтригованная сюрпризом...
Сидим в ресторане, питаемся...
Перед ней стоит бокал с вином...
Для моей задумки требовалось тёмное вино, чтобы любимая сразу не разглядела того, что я туда незаметно положу, но она предпочитала белое сухое, и тут я ничего не мог поделать...
Незаметно беру под столом подарок в правую руку и наклоняюсь к любимой:
-Хочешь фокус покажу?
- Ага.
- Глаза закрой!
Она послушно закрывает и сразу же прикрывает ладошкой свой бокал с вином. Как потом объяснила, испугалась, что я украду бокал.
Но у меня реакция хорошая и я успел бросить в бокал свой подарок.
Фоновый шум и музыка заглушили звук бульканья.
- Можешь открывать...
Она раскрывает глазёнки и никаких изменений не видит:
- А где же фокус!?
Я загадочно улыбаюсь...
Не прошло и года, она убирает ладонь с бокала и видит в нём что-то сверкающее.....
Приглядывается, а это самое красивое кольцо, какое я только смог найти....
Любимая впадает в транс...
Смотрит на кольцо, как будто глазам своим не верит... и молчит...
А глаза её увлажняются...
Я тоже молчу, поражённый эффектом от подарка...
Она сидит неподвижно, наклонившись над бокалом, и не отрывает глаз от кольца в вине...
Время, казалось, остановилось вокруг нашего столика... С соседних стали обращать на нас внимание...
Любимая поднимает глаза на меня, полные слёз, и еле слышно шепчет:
- Люблю тебя...
Самая красивая женщина - влюблённая, и красивей моей любимой в тот момент в ресторане никого не было....
А может - и на всей Земле...





P.S. фантазии = 0%
P.P.S. камрады, если кому понравилась эта история, то буду благодарен за плюс в репу, ибо плюс будет под № 33, а это моё самое любимое число после 69...




Последний раз редактировалось Rick1; 06.01.2017 в 11:32.
Rick1 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 14.01.2017, 19:33   #3199
Заблокирован
 
Регистрация: 23.07.2010
Адрес: Периферия Млечного Пути..
Сообщений: 711
Репутация: 44 [+/-]
Lightbulb Парочка гопников...



Скрытый текст:

Одна дамочка из Южного Бутово очень боится одиночества, и когда её муж уехал в командировку в Лондон, то попросила меня помочь ей пережить ночь...
Ломался я не долго. и вот уже пью чай с тортиком у неё на кухне...
Она принимала душ зачем-то, как вдруг зазвонил её смартфон на столе.
Я взял его и постучал в дверь ванной.
Дамочка выключила воду и распахнула дверь.
Я вошёл и отдал ей трубу.
- Муж! Тссс...
Супруг известил её, что прилетел рейсом SU-2589, и сейчас едет в такси из Шереметьево...Будет дома где-то через час...
Мы с дамочкой переглянулись и поняли, что нельзя терять ни секунды...
- Душ не будешь принимать?
- Да я недавно мылся, и недели не прошло....
Она, мокрая, прыгнула в мои руки, а я отнёс её в постельку...
18+ ...
Через час, пока я одевался на пороге, она сказала:
- Будь осторожен! У нас тут два гопника имеются. Позавчера вечером ко мне приставали, напугали меня очень. Хорошо, я кричать громко умею.
- Я тоже!
Дамочка подробно мне объяснила, какой дорогой не надо идти, чтобы с ними не встретиться...
Полпервого ночи...Темно и пустынно...До ближайшего метро около 20-ти минут быстрого шага...
Я шёл медленно и как раз там, где гопники и любили гулять...
Я решил их проучить...
Пугать моих знакомых дамочек!?
Но как бы их самих не напугать раньше времени...
Дело в том, что первое на что обращают внимание гопники - походка...
По ней сразу видно, легко ли обидеть человека, а по моей этого не скажешь...
Итак, как же мне надо идти, чтобы казаться лёгкой и желанной добычей?
Под пьяного закосить? Но что взять с алкаша!?
Под чморазавра? А какая у них походка?
Наркоманская походка!
Вот на что клюнут любые гопники!
В 90-е возле Первой аптеки нарики ходили табунами, и их было видно издалека. Именно по походке!
Не сразу, но я сумел "спародировать" такую походку... Даже, наверно, перебарщивал, виляя из стороны в сторону...как будто был ещё и пьяным...
И получилось!
Примерно через две трети дороги у меня за спиной послышалось:
- Эй, братела, тормозни-ка!
Я иду дальше, не оглядываясь...
- Эй, почему у тебя наркоманская походка!?
Не оглядываюсь, типа я глухой...
Шаги за спиной усиливаются...
- Эй, ты под чем!? Чего не отвечаешь!? Невежливо! Хулиган! - два разных мужских голоса...
Судя по шуму шагов они увеличили скорость, подбегая ко мне...
Теперь на моё плечо должна лечь их рука, и будут только 2 варианта:
1. Я оборачиваюсь испуганно и тут же получаю по морде лицу...
2. Я оборачиваюсь без страха и они сами пугаются и сливаются, типа обознались...
Ах да, вместо руки на плече можно сразу получить по голове арматуриной...
Я останавливаюсь и оборачиваюсь...
- Да?
Два гопника, моего роста, но моложе, останавливаются возле меня...
Оба слегка растерялись т.к. не увидели страха на моём лице...
Вот Брэд Питт умеет изображать ботаников ("После прочтения сжечь"), а я - не очень...
Два гопника вырубаются за одну секунду, подпрыгиваешь и пинаешь обоим двумя ногами одновременно под дых... Но тогда получится, что я первый начал драку... А кодекс надо чтить...
Нужно спровоцировать/ соблазнить их на первый удар...
- Ты под чем?
У меня ещё оставалась возможность избежать драки, всего-то и надо спроситьу них тоном пахана из зоны "- Я что, похож на терпилу!? ", но так не интересно...
И я вошёл в роль чморазавра, включил режим болтливости, стал с наигранным весельем объяснять, что напился энергетика, и ни разу ничего не нюхал и не курил...
Они расслабились, обступили меня, почуяв, что я их "клиент"...
Один из них, меньше ростом, встал слева от меня, а другой, покрепче, справа...
Я сразу понял их "схему" и их роли в ней...Один отвлекает жертву разговорами, а другой в подходящий момент наносит неожиданный удар....
Про себя я дал им прозвища - Отвлекающий и Опасный...
- Телефон давай! - то ли попросил, то ли приказал Отвлекающий...
Мой смартфон лежал в правом кармане джинсов и предательски обтягивался ими...
Опасный медленно приблизился на расстояние удара...
- Я не ношу с собой на улице, - соврал я и добавил с нотками горечи. - Любой же может отобрать....
Блин, кажись, переигрываю...
Отвлекающий нагнулся и потрогал смартфон правой рукой. Левой рукой ему было удобнее это сделать, но тогда он был раскрылся, а правая рука защищала его от моего удара коленом. Значит, ещё не повелись на 100%, что я чморазавр...
Опасный тормозил, а метро скоро закроется...
ОМГ, ну прям, как дети малые, подталкивать их надо...
Я достал пачку сигарет и сунул одну в рот...
- Дай и мне сигарету! - попросил Отвлекающий и протянул руку...
Самый подходящий момент для неожиданного удара будет, когда Отвлекающий возьмёт сигарету, не раньше и не позже...
Я очень медленно стал доставать сигарету и протягивать её Отвлекающему... Периферическим зрением смотрел только на правое плечо Опасного - с плеча и начинается удар...Если бы он оказался левшой, то...
В моменты опасности у меня автоматически включается т.н. "slo-mo", восприятие времени изменяется, а скорость реакции ускоряется в разы...
И оно включилось!
Едва Отвлекающий успел взять мою сигарету, правое плечо Опасного дёрнулось и его кулак направился в сторону моего левого глаза или носа...
Голову отклонил назад и увернулся от удара...
Дрался я в полном молчании, не издавая ни звука...
Гопники хрипели и матюкались....
Оружия, или типа того, у них не оказалось...
Чисто рукопашная....
Брызг крови, хруста костей и кусков мяса во все стороны - тоже не наблюдалось, не кино всё таки, а проза жизни...
Убегать они не убегали, боялись потерять лицо друг перед другом, а очень быстрым шагом уходили в обратную от метро сторону...
Я глянул на часы, вроде бы ещё успевал, но бежать не стал, тоже боялся за своё лицо...
Кстати, оно не сильно не пострадало, а упавшую сигарету было жалко...
В следующий раз постараюсь не ронять её во время драки, а буду покуривать, размахивая ногами...

Через месяц дамочка снова позвонила и пожаловалась на свой страх одиночества...
- А как у вас там с гопниками? Меня же любой может обидеть....
- Ты знаешь, куда-то пропали.... После того раза про них не слышно...

P.S. фантазия задействовалась....





Rick1 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 17.03.2017, 21:05   #3200
overdigger
 
Аватар для ВАСЕКС


 
Регистрация: 02.09.2006
Сообщений: 4,066
Репутация: 1028 [+/-]
Начало фэнтези-романа "Тысяча королей"
(совсем мало букв)
читать лучше здесь

Начало вот:
Скрытый текст:
Памятка
Вот Конгломерат Миров, запутанная сеть земель, которые связаны между собой порталами Древних.
Вот Цинада – Центральный Мир, главный оазис на картах человечьих, славный город, чьи стены неприступны, а короли – все как один велики.
Вот Скорлупа, Призрачный Мир, Земля Древних, сосед Цинады. Холодный недружелюбный край для живых и последнее вечное пристанище для немёртвых.
Вот Паутина, владения Лорда Паука в Скорлупе. Островок ойкумены на границе между убийственной тьмой и разрушительным светом. Здесь берёт начало история о Хранителях Слова.
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Властитель сотен наделов, которые подобно сегментам паутины расходятся в стороны от общего центра, столицы – Венозенга. Лорд Паук восседает на Вечном Троне, а подчиняется Короне Цинады, правит живыми в Скорлупе, но истинная власть здесь принадлежит Призрачному Правлению. Ибо в этом мире мёртвые никогда не уходят, души умерших остаются в виде привидений. И их всегда больше, чем живых.
Вот Несс, дочь барона, которую отправили обучаться на целителя в Храм Наук, обитель лучших магов Паутины. Она не желает себе такой судьбы, но влиятельные родители хотят удержать дочь подальше от мальца-конюха, с которым девица из знатного рода вздумала закрутить роман. По суровому замыслу, влюблённые не сумеют поддерживать отношения на расстоянии.
Вот Роудер и Пакинс, два мореплавателя, они возвращаются в Паутину с самых границ Скорлупы, с неизведанных земель на солнечной стороне планеты, где сила света вызывает Искажения и обрекает всё живое на скорую неминуемую гибель. Они везут найденные скрижали Древних на расшифровку магам в Храм Наук. Они больны, они умирают, но они готовы к смерти ради знаний и ради больших денег их семьям.
Вот Гаолин и Нансен; вместе с другими опаснейшими заключёнными из разных тюрем Паутины их везут в Храм Наук для того, чтобы испытывать на них неизвестные заклинания, которые удастся прочесть с найденных скрижалей Древних.
Вот Мирелла, Жектр, Корабус и Хайнс – верховные маги в Храме Наук - они с нетерпением ждут скрижали, ведь это может даровать им знания Древних, невероятные возможности…
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Он ещё не знает, что дни его уже сочтены…

Глава 1: Вначале было Слово

1.
Могло показаться, что корабль сделан изо льда. Его палубу покрывала лазурная полупрозрачная корка, а снежные шапки венчали мачты. Некогда тёмные деревянные бока теперь белели и сверкали от изморози; на них можно было разобрать название и эмблемы: паук означал владения Лорда Паука, а скопление звёзд – Храм Наук. Отовсюду свисали ледяные глыбы или торчали в сторону кормы зловещими указателями, истинными флагами севера, а позади судна они выдавались так сильно, что образовывали подобие величественного подола. Будто айсберг тащился следом.

Фигура богини морей, Изисы, украшала нос «Любопытного» и походила на окоченелый труп; мороз изрисовал лик и нагое тело замысловатыми узорами. Кроме неё на палубе человечьих силуэтов не было видно: экипаж скрывался глубоко внутри корабля под толщей древесины и резервуаров с водой. Матросов выдавали цепи и тросы, что тянулись из щелей в полу, - их то натягивали, то ослабляли - так люди управляли парусами. Море и осадки, конечно, находили дорогу через эти отверстия внутрь, поэтому иногда у чудовища на боках открывались «жабры»: из-под обширных заслонок под давлением выстреливала студёная вода, будто ещё один представитель китовых прочищал лёгкие. Он утробно рычал - такой звук исторгали лопасти и шестерни механизмов, которые приводили в действие моряки. Стонали мачты и доски, а ветер с воем хлестал окаменевшие паруса. Корабль разбивал высокие волны и стремительно нёсся к югу… А позади красными следами тянулась дорога к небесному светилу. Рашма-Никогда-Не-Заходящий погружался за северный горизонт…

Когда «Любопытный» вошёл в Бухту Надежды, где вода не такая бурная, а ветра не такие свирепые, как в открытом море, команда почти полным составом вывалила на палубу. Другие бы радовались родным берегам, первым признакам цивилизации, но эти моряки по большей части хранили молчание. Все поголовно болели цингой, страдали от голода и страшной усталости. Но самое главное – их тела облучились, а души исказились, поэтому людей ждала скорая смерть и незавидная участь в загробной жизни…

Капитан корабля, низкорослый исхудалый Роудер, в своём наиболее приличном, но всё же грязном кафтане, смотрел в подзорную трубу. Рядом покачивался Пакинс – известный учёный, историк, исследователь, с повязкой на глазах, трубкой во рту, тростью в руках. На нём был потрёпанный чёрный плащ и широкополая чёрная шляпа, которую приходилось придерживать.

- Великий Западный Остов на горизонте, - сказал капитан.

У него выпала уже половина зубов, поэтому он шепелявил, посвистывал и говорил с расстановкой. Вместе с этим лишился всех волос на теле, а ведь не так давно Роудер носил ухоженную бороду и косы до самых плеч.

- Значит, всё-таки доплыли! - заключил Пакинс, тоже посвистывая сквозь прорехи в зубах. – Вернулись ещё живыми! За это стоит выпить! За плоть! За пло-о-оть! – вскричал он, растопырив руки. Никто из моряков не обращал на него внимания.

- Этим я и буду заниматься до конца своего срока, - заявил Роудер, складывая трубу. – Ничего другого не остаётся.

Они возвращались с далёкого материка, где изучали следы загадочной павшей цивилизации Древних. Пакинс вместе с другими учёными за время экспедиции открыли несколько новых заброшенных городов, один из которых – целый мегаполис – по размерам и важности вполне мог потягаться с Венозенгом, а то и Цинадой – двумя крупнейшими людскими городами.

- Да, капитан. Ваша миссия блестяще выполнена! А мне ещё столько всего предстоит сделать в Храме Наук… Как бы всё успеть? Как вымолить у Богов ещё немного времени? Не на вино, а на поиск истины. Да ещё без чёртовых глаз!

Он дотронулся дрожащей рукой до повязки. Палящий песок, поглотивший большинство городских руин; слабые, но всё же грозные и опасные от голода и безумия мутанты, давно утратившие облик человеческий, на этих осколках цивилизации; сверкающее бесчисленными бриллиантами в лучах Рашмы море; артефакты Древних – каменные плиты с человеческий рост, на которых были вырезаны забытые историей факты или заклинания… Скрижали Древних… То немногое, что видели эти глаза, утрачивая зрение во время похода. В конце концов, бортовой целитель их попросту удалил из-за опухолей, вызванных Рашмой… Но учёному было достаточно того, что он видел. Другие исследователи и о таком мечтать не смели.

- Пакинс… Эти камни, что мы везём. Надеюсь, они того стоят.

Надеюсь, мы не зря положили за них жизни и души, думал капитан.

- Так точно, капитан! – ехидно усмехался Пакин. - Не смейте даже сомневаться! Эти плиты принесут нам славу! Все наши былые заслуги меркнут по сравнению с этим…

- Ваш оптимизм внушает надежду…

В последнее время её ох как не хватало.

- Но если бы вы мне дали закончить начатое… - Пакинс потёр руку, на которой остался кроваво-синий отпечаток от тюремных браслетов.

Бесконечно долгие дни во тьме, холоде и мокроте. Бесконечное бренчание цепей, как последняя песнь жизни. Бесконечная отвратительная похлёбка. Бесконечно долгие взгляды матросов, друзей. Коих Пакинс потом больше не видел. Это было благом. Запахи он тоже уже не различал то ли больным носом, то ли больным мозгом – и для борта «Любопытного» это было великим благом! Плоть тоже подводила – бесконечно онемелая, она приняла бесконечный холод за вторую кожу. Тоже благо. Оставались только звуки и разные ноты боли… Всё же это была нелёгкая дорога.

- Мне жаль, что так вышло, - поспешил ответить капитан. Он пытался поддерживать привычный железный тон, но голос всё же надломился. Болезнь? Или слишком волновала эта тема - слишком долго ждал, когда её вновь поднимут… - Мне жаль, что вы провели обратную дорогу в трюме, словно последний…

- Всем нам, всем нам… Сначала шутили, что весь корабль – одна большая тюрьма. Но мне подыскали там худший уголок… - Он беззубо улыбнулся.

- Вы пытались устроить мятеж.

Он говорил про восьмерых учёных на борту. Только трое из них сумели подняться на палубу. Два искажённых – наиболее слабые здоровьем - помирали в недрах «Любопытного» с несколькими моряками, и ничего им помочь не могло. Ещё один выходец из Храма Наук месяц назад положил мучениям конец – прыгнул с мачты с петлёй на шее. Двоих потеряли уже давно – в руинах города Древних…

Мятеж. Бунт. Попытка захватить власть на корабле. Для такой ослабленной команды – возможно, так оно и было. Но со стороны это выглядело просто смешно - походило на толкучку дремучих стариков. Игра – кто кого перехрипит и кто кого утопит собственной блевотой. Никто не погиб – матросов в подчинении опытного мореплавателя Роудера было больше, и они были более крепкими, лихо скрутили борцов за науку. Потом была война молчанием… Бессмысленная и умирающая вместе с командой.

- Мы хотели продолжить экспедицию, - протянул Пакинс с горечью. - Тот город таил ещё много тайн, много сокровищ. Почему же вы не верили?

- Потому что это всего лишь вера. – Потому что я бы никогда не стал капитаном, если бы не принимал тяжёлые, но разумные решения, добавил он мысленно. И продолжал: - Посмотрите на себя – вы едва на ногах держитесь. Какие вам ещё приключения в лучах Рашмы? Мы могли не вернуться, если бы задержались надолго… И вообще Храм Наук нанял меня именно в противовес вам: удержать от глупостей, ведь мы должны знать меру во всём. Мы на пределах человеческих возможностей, а вам всё ни по чём! Без глаз рвётесь в бой! Вернуться домой, вернуть добытые Скрижали – это не менее важная задача, чем добыть их. Самая главная! Кому будут нужны тысячи таких Скрижалей, которые мы бы добыли с вашим упорством, если бы не смогли доставить их назад? Вы мне даже снились, Пакинс, мёртвым и довольным в обнимку с этими булыжниками. На дне океана. Только вот не знаю – это я вас в воду бросил или ваша беспечность туда завела вас без чужого вмешательства.

Пакинс покачал головой и плюнул кровью:

- Хватит. Иногда мне кажется, что не Рашма, а эти бесконечные споры источили наши кости… Вы просто недостаточно дальновидны. Не понимаете, что эти знания могли бы сделать нас героями в вечности! Да что там героями – кто знает, какие знания мы не добыли, не сумели собрать, быть может, они ждали нас за следующим поворотом, за следующей дверью…

Страх учёного был сильнее боли, холода, голода и прочих неудобств. Страх, что они на самом деле вернутся ни с чем. Тогда действительно – какой смысл возвращаться? Мало того, что исказились, так ещё останутся неудачниками в истории, которые умерли ни за что…

- Пакинс… Даже если наши имена останутся в истории навечно, наши тела и души ждёт дрянная судьба. Я лишь надеюсь на щедрую выплату моей семье после смерти. Большего мне не нужно. Как и большинству людей за моей спиной.

- Цинада и Лорд Паук позаботятся о наших семьях, не переживайте!

Великий Западный Остов возвышался впереди по курсу. Огромная, чрезвычайно высокая – в сотни локтей стена из камней и глыб льда защищала портовый город Фортстун и близлежащие земли от солнечного света. Внизу под ней имелся проход в длинный тоннель, куда и направлялся «Любопытный». За стеной – ещё одна небольшая бухта и, наконец, пристани, где стояло всего пять кораблей. На север, на свидание с палящим Рашмой, стремились немногие в этом краю.

В городе Фортстуне проживали немногие, всё носило здесь временный характер – в первую очередь из-за близкого восточного края стены (за ним начинались Восточные Золотые Поля, где царствовал Рашма). Когда-то здесь, в тени на краю бухты, просто разбивали палатки при подготовке в экспедиции. Потом появились многочисленные иглу из снега или кубов льда: одну часть теперь населяли обречённые недолговечные рыбацкие семьи, когда у южных морей им негде стало селиться и приходилось теперь питаться облучённой рыбой; другая часть хижин – по большей части пустовала и служила временной крышей для прибывающих или убывающих групп.

Перед тем, как скрыться в тоннеле, Роудер в последний раз взглянул на море и на светило. Жители Паутины в Скорлупе по-разному относились к этому явлению – благоговели и опасались. Но те, кто ощущал его влияние столь долгий срок, кто исказился под проклятыми лучами, не испытывали к этому чуду ничего, кроме отвращения.

2
Вечная тень придавала снегу серый оттенок, а метель скрывала линию горизонта и далёкие горы, поэтому всё вокруг казалось единым с облачным небом. Продолговатые чёрные камни, врытые в землю, даже в такую пургу показывали, где пролегает дорога, а ледяные синие столбы в человеческий рост обозначали границы сословий. Больше взгляд не мог ни за что зацепиться в округе – белым-бело и пусто-пусто на ледяной равнине Скорлупы. Хотя поговаривали, что этот клочок земли перенаселен и уже деревушки негде строить, не то что города. Несс всегда этому удивлялась, взирая на свободные просторы, но тонкости земельной политики её не интересовали.

Новёхонькая карета скрипела, кони шумно фыркали, стремёна бренчали, а там, где снег был не очень глубоким, копыта и колёса неожиданно гремели о каменную тропу. Кутаясь в накидку из рысьего меха от холода и немного из-за страшных завываний ветра, Несс поддерживала синее пламя: подкладывала кристаллы в решётчатую лампу, которая раскачивалась под потолком кареты и сыпала яркими бессильными искрами. Иногда неразборчиво кричал на лошадей кучер, но в основном после привычной домашней суеты десятидневная поездка казалась страшно тихой, спокойной и заунывной. Несс остро нуждалась в общении, нежели тупиковым мыслям наедине с собой; малообразованный да ещё глуховатый кучер наскучил ей ещё в первые минуты пути. Теперь она уже готова была вешаться. Приходилось то и дело напевать себе под нос, да успокаивать тем самым тортиглий, которые плескались на сиденье в бочонке и с ума сходили от качки.

Ещё был рысёнок Кыс, которого Несс держала на руках и поглаживала днями напролёт, но он почти всё время спал. В поездке его тоже укачивало, он растерял всю свою прыть и бодрость. Отец Несс – один из самых знатных баронов шестого сословия, владелец одного из сегментов Паутины Лорда Паука – зарабатывал большие деньги на разведении рысей. Продавал их мех по огромным ценам при почти полном отсутствии конкуренции. Весь земляной надел состоял из вольеров для крупных кошек. Мать Несс в свободное от развлечений время организовывала экскурсии по этому зоопарку, и они были достаточно популярны – даже семейства других баронов приезжали погостить ради этого.

Со стороны это всегда сопровождалось удивлением и порицанием… Разводить рысей? Ещё бы драконов разводить додумались! Все сразу спрашивали – где же барон берёт столько мяса для животных? В этом была небольшая хитрость, до которой додумались немногие, поэтому сильной конкуренции у отца Несс ещё не было…

В Скорлупе говорили: «преисподняя переполнена, реку мёртвых сковало льдом». Здесь люди иначе относились к смерти, чем в других землях – всего лишь как к промежуточному этапу, и это было отнюдь не слепой верой: как раз именно своим глазам верили, ведь здесь загробный мир можно было воочию лицезреть с помощью синего огня, дурман-травы или другими способами. Некоторые призраки даже умели на время становиться видимыми для живых; так что Скорлупа – не лучшее место заводить любовников после преждевременной кончины партнёра. Или надеяться, что покойники молчат, что унесут с собой истину в могилу. Убийство здесь редко сходило с рук.

Конечно, большинство предпочитало хоронить трупы: по звериным инстинктам закапывать всякую испорченную гадость подальше от глаз и ноздрей. Только вот в Паутине зачастую требовалось сначала долбить лёд, да и землю копать в этом холодном краю – совсем не плёвое дело.

Новая привилегия человека разумного – сжигать людей. Не все умершие были к этому морально готовы, да и древесина на ледяном острове была довольно редким и ценным ресурсом. А ещё так поступали гхарги – и со своими, и с врагами, что отпечаталось мрачным символом в народной памяти после былых войн.
Конечно, богачи могли позволить себе любой каприз за счёт импорта из других миров.

Были и другие способы – например, отправлять труп в лодке в открытые воды, как поступали многие народы в чужих мирах. Только вот если он тонул – то вода или рыбы страшно обезображивали его (вездесущие призраки легко такое находили даже на дне тёмных вод), а если продолжал плыть – то либо искажался от Рашмы, либо кормил бестий на тёмной стороне Скорлупы. Что тоже не очень приятные варианты для жителей любого сословия.

Но порой тела просто замораживали, чтобы решить их судьбу позже: призраки зачастую никак не могли определиться, что делать со своей бывшей оболочкой.

Многим было всё равно: «пускай забирают себе, если им так надо, мне плоть уже не нужна!»

Многие даже настаивали: «пускай этот разлагающийся ужас побыстрее уничтожат!»

Многим нужны были деньги барона: «Этот безумец хочет купить тело мертвеца! Бесполезный труп! Это же лучшая сделка в моей жизни! Извини, бабуля, но ты просто сейчас в шоке и не мыслишь здраво, память о тебе и твоя душа никак не пострадают, ведь с этим мусором ты уже никак не связана! Это как прибираться за больным… А кто-то готов этот материал вообще купить! Нет, он не некромант, бабуля…»

Естественно, отец Несс, будучи бароном в сегменте пятого сословия, покупал тела простолюдинов из более низких сословий – например, из десятого, там вообще можно было купить целую телегу трупов за сущие копейки. Он часто шутил, что при желании мог бы там за столько же даже заказать свежих на свой выбор.
Только приходилось проверять их – а не больны ли они чумой или каким-нибудь другим популярным нынче недугом в низких сословиях. Поэтому при дворе всегда было в почёте семейство слуг-знахарей: некоторые из них ухаживали исключительно за животными и контролировали, питаются ли те здоровой безопасной пищей.

И лишь немногие умершие осознавали природу во всей её естественной красе и готовы были отдавать тела с полным пониманием того, что их ждёт, и только ради этого занимались доставкой блюд из себя, как прочие отдавали барону своих умирающих или уже почивших домашних животных. Многие в семействе и окружении отца Несс уже даже завещали своим телам ту же участь.

В общем, рыськи не голодали, а духи, бывшие владельцы тел, на них зла не держали. Ну, возможно, кроме зверюшек, чьё мнение никто не спрашивал. Однако призрачного мира для животных либо не существовало, либо жители Скорлупы ещё не научились его видеть.

Синий огонь не согревал, не освещал, зато оголял ранее скрытый призрачный мир. Поскольку Несс держала путь не одна, теперь она могла рассмотреть попутчицу. В богатом облачении красно-золотой расцветки, немного старомодном, но изящном, вызывающем и уж точно слишком лёгком для климата Скорлупы перед ней в карете сидела Муна – при жизни известная куртизанка для богатых аристократов, танцовщица, певица, художница… За этой массой увлечений имелись отнюдь не выдающиеся таланты, скорее ветреность, постоянная смена интересов и прекрасные телесные формы, которые всё окупали. Муна не ощущала холода, точнее ощущала совершенно иной холод, укрыться от которого никакая одежда не помогла бы.

Она умерла около пятидесяти лет назад. Но в мире Скорлупы мёртвые души оставались в виде призраков и продолжали в каком-то роде существовать и докучать живым. Полупрозрачные, неосязаемые, но всё такие же, как при жизни.

- Тратишь кристаллы из-за скуки! Расточительство! – с улыбкой сморщила носик Муна. – Что говорил про экономию твой отец?

- Отцу это по карману сильно не ударит, - ответила Несс, холодно глядя на ледяной покров за окном кареты. – Да и сам напросился. А в Храме Наук они будут не нужны, сама говорила…

- Да, будешь головой биться, чтобы больше не видеть этих вездесущих призраков.

Действия синего огня в лампе хватало, чтобы раскрыть призрачный мир в карете, но за её пределами эффект резко ослабевал: Несс замечала лишь смутные силуэты охранных призраков, что мчались рядом с каретой на почтительном расстоянии, чтобы не докучать дочери барона. Вместе с ними летели фанаты Муны, её «вечные сталкеры»: кто-то был близок к ней при жизни, а кто-то добился близости к богине лишь после смерти. Они пританцовывали, отставали или забегали вперёд, взмывали вверх, невысоко в небо, кружили над каретой вихрем, спускались вновь…

- Бедная девочка, - цокала язычком Муна. – В таком нежном возрасте такие резкие перемены. Но тебя несложно понять.

- Что тут понимать? Родители заточили дочь в рабской клетке.

- Опять эти громкие слова. Это не клетка, а удобная карета, и ты провела здесь всего ничего. Тебе ещё рано судить о времени, о вечности…

- Они сослали дочь в далёкие земли, в другое сословие!

- И это сословие более знатное. Ты попадёшь в по-настоящему элитное общество.

- Все будут смотреть на меня свысока.

- Но когда ты вернёшься домой, ты сама на всех будешь смотреть свысока, - подмигнула Муна.

- Какой мне с этого прок? И вернусь я старухой!

- Обучение в Храме Наук займёт шесть цинадских лет, а ты будешь там самой молодой. Для тебя делают исключение. Оцени хоть это, глупенькая. А вернёшься матёрой волшебницей!

- Целительницей! Всегда мечтала! Очень интересно!

- Ты ещё не знаешь, на что способны даже простые целители Храма Наук.

- Пха! – бросила полный недовольства смешок Несс и продолжила дуться. – Меня просто вышвырнули из дома!

- Воспринимай это как побег от родителей. Теперь-то они тебя не достанут.

- А я по ним и не буду скучать!

- А по Лодесу будешь? – хитро сощурила глаза Муна.

- Заладили вы все с этим Лодесом! – Несс скрестила руки на груди.

Иногда она думала, что больше хотела позлить родителей, чем всерьёз флиртовать со слугой. Сын конюха, конечно, понимал, чем это чревато для него, вовсю избегал близости, но разве у него были шансы?
Противостоять ей – Несс? Нет, если растить деву в суровых оковах приличий и этикета, пичкать сказками о прекрасных принцах, но при этом уже в раннем возрасте готовить почву для выгодного союза, предлагать не мужей, а самых настоящих боровов… Но Несс перегнула палку. Начала приводить Лодеса на ужин, на пиры, появлялась с ним на людях. А ведь что с этим поделать? Лодес был не первым, целое семейство слуг пришлось изгнать обратно в Уф, когда родителям показалось, что один из парней приударил за их единственной дочерью, и никакие плети не помогали. Но вскоре оказалось, что проблема была в их дочери. А семейство слуг-конюхов в этом холодном краю было довольно ценным и необходимым для торговли.

Последней каплей для родителей, наверное, стал тот прилюдный поцелуй Несс и Лодеса на похоронах тётушки. Тётушка просто взбесилась в своём призрачном обличье, что не все восприняли эту важную церемонию должным образом всерьёз. Подняла ор, всё это разлилось грязными слухами чуть ли не по всей Паутине, поэтому родителям пришлось что-то делать. Решили отослать дочь обучаться в иное сословие, да ещё в академию при самой Цинаде… Благо средств и связей хватило такое провернуть. Родители надеялись, что Несс хотя бы в будущем оценит это.

- Ничего, - сказала Муна. Призрак, которая знавала при своей жизни отца Несс и которая вызвалась по былой дружбе сопроводить девицу в Храм Наук. - Глядишь, среди магов кто-нибудь приглянётся!

- Ага, среди целителей. И старых буревестников. Ха, молодые буревестники вообще бывают?

Муна рассмеялась вместе с Несс.

- Не встречала. Нужно будет это запомнить! И проверить!




3.
Недолгая дорога вилась-вилась, да привела из Предола в Храм Наук, что у подножья Грандуа стоял – величайшей горной цепи в этих землях. Показавшись из-за скал с яркими белоснежными вершинами, окутанная сверкающей морозной дымкой, академия магов предстала во всём величье. Плоские крепостные стены, местами покрытые коркой изо льда, смотрелись чужеродно в краю бесформенного камня. Взгляд невольно скользил по ним до самих небес, где даже светлым днём буйствовали полярные сияния. Табун облаков несло мощными ветрами к югу, сквозь них стрелял лучами Рашма-Никогда-Не-Заходящий. Звезда, неспособная согреть столь хладный мир.

- Не смотри на снег. Ослепнешь.

Так говорил человек с тёмно-серой бородой, и всё время щурился. Гаолин внимал советам, прочитав большой опыт в этих бледно-голубых глазах под косматыми бровями. Сын сапожника уткнул взор в деревянный пол телеги, о который звякали цепи, когда она подпрыгивала на колдобинах.

Вместе с ним ехало шестеро заключённых, скованных по рукам и ногам. Два понурианца, один реадемец, остальные из Предола, включая Гаолина. Воры, убийцы, предатели. Поди разбери, кто есть кто. Сын сапожника только про себя знал – что ни в чём не виноват, просто с дурной компанией связался, которая подвигла его на продажу дурман-травы. Казалось, в Предоле с законниками всегда можно было договориться, вопрос стоял только в цене. Но один раз не свезло.

В тюрьме даже двух перстов не отбыл и славно: убила бы цинга или заточка. Самым здоровым узникам предлагали отправиться в Храм Наук для испытаний новых заклинаний. Выбор несложный, иной раз глотки друг другу резали в борьбе за место. Гаолину руки марать, к счастью, не пришлось.

- Только станешь инвалидом, так сразу же отпустят! – рассказывал худощавый реадемец с ухмылкой. – На волю. Я серьёзно. Моему собрату лишь руку отхватило. По локоть. И свободен на все четыре стороны. Фиу! Только следы и видно.

По локоть. Гаолин задумался, глядя на свои ободранные руки, закованные в цепи. Не худшая участь. Он бы на такое согласился.

- А я слышал, там помирает тоже много, - говорил седой предолец, скребя ногтями воспалённую шею. – Слышал, там трупы так и сваливают в кучу в горных снегах. Не хоронят, земля твёрдая как камень. Так замерзают.

- Враки всё. Сжигают, - молвил предолец с тёмно-серой бородой. Его предплечья покрывали неразборчивые тёмные татуировки. – Лишних хищников им привлекать не нужно разбросанными телами.

- Ты бывал там что ли, Серовлас?

- Много где хаживал. Не в этом дело. Я их породу знаю.

- Что за породу?

- Магов знаю. Эти их Храмы Наук в других мирах видывал.

- Тьфу! – Малец по кличке Гниль вытер рот рукавом грязной робы. – Лучше родиться шлюхой, чем сраным волшебником!

- Ими не рождаются, а становятся.

- Много ты знаешь! – показал гнилые зубы и дёсна собеседник.

- Уж поболей твоего, - спокойно ответил Серовлас, широко улыбаясь.

Гаолин даже не напрягся в ожидании потасовки, ведь знал, что никто не хочет выйти из неё безбилетником; никто даже отмычкой не баловался, хотя после тесных казематов все с любопытством оглядывали местность вокруг, подумывая о побеге. Побыв недолго в тюрьме, он понял, что там не случается драк без веских причин. А подобные словесные перепалки – лишь гавканье, проверка на крепость духом. И лучше не показывать слабину.

- Херовы маги… - ворчал и мелко плевался Гниль. – Испытывают своё дерьмо на таких как мы! Дикарство! Они там все умалишённые!

- Может, тебе достанется лечащее заклинание, - улыбался Серовлас. – Глядишь, поможет…

- Тогда на нём будут испытывать следующее, - сказал седой. – Пока не покалечит его. Пока не покалечит…

- Только тогда отпустят… - пробормотал Гаолин.

Отпустят. Прямо не верилось. Неужто и вправду свобода так близка? Никакой грозящей виселицы, никаких сырых темниц и ожидания получить нож в спину… Блаженные мысли, рановато в них углубляться. Нужно оставаться начеку.

Храм Наук нависал над ними тёмной исполинской глыбой, дорогой в переливающиеся зелёным небеса. Узкие высоченные арки врат и бойниц, шпили на тонких башенках – стиль укреплённых святынь, пришедший из Цинады. Стены с первого взгляда казались неприступными, но Гаолин догадывался, что простых солдат тут не много. Если что и защищало это место, то какие-нибудь мощные заклинания. И протекторат Предола. Всё-таки это земля не последнего королевского барона.

Мимо заключённых к вратам Храма Наук промчалась карета с какой-то знатной особой внутри. Наверное, там горел синий огонь, потому что с ней была видимая компания призраков. Любопытное почти детское личико мигом оценило обстановку и спряталось за шторками, но мужики загалдели. Девушка!

- Ух какая! – потирал руки Гниль. – А мне здесь даже начинает нравиться!

Храмовники-стражи в золотистой форме поглядывали из бойниц, переминались с ноги на ногу у ворот и во внутреннем дворе. Приезжих гостей встречали десятки человек, а в остальное время, видать, грелись в хижинах, оставляя под открытым небом считанных часовых. Из дымоходов тянулись белые столбы, растворяясь на фоне заснеженных улочек и крыш.

Солдаты потащили за цепи, выволакивая свору заключённых из крытой телеги на лютый мороз. Ветра меж высоких стен было немного, лишь изредка взметало снежную крупу с насыпей, да трепало знамёна с изображением паука.

- Отборное мясо, - шутили солдаты, подгоняя узников.

- Ноги отморозят, - кто-то указал на тряпьё, которым были обёрнуты ступни новоприбывших.

- Ноги-хреноги! – ответили ему. Но никто задерживаться на морозе не хотел. Потащились в тепло казарм.
Когда привели к тюремным камерам, преступники загоготали, начали шуметь. Таких условий они не ожидали. Просторные комнаты, каждому своя. Магические светильники, столы с пергаментом и кусками угля, чистые постели. Новые робы даже выдали, которые где-нибудь сошли бы за дворянскую мантию. А самое главное: тепло и съедобная похлёбка.

- Такого даже в тавернах не видывал!

- Живём по-цинадски! Вина бы ещё!

- Я готов тут любой срок мотать!

Стражники даже не приказывали заткнуться. Приходили, проверяли, кормили, одевали, уходили. Гаолин тоже радовался новой обстановке. Разлёгся в душистой постели, уставившись в гранитный потолок и отдавшись расслабляющим мыслям о своё будущем, о предстоящей свободе.

Только Серовлас мрачно смотрел из камеры напротив. И остальных пытался усмирить. Не нравилось ему всё это. Не верилось, наверное. Отвык, пожалуй.

Приходили и женщины взглянуть на незнакомцев. В Храм Наук мало кто приезжал, истосковались здесь по новым лицам. Узники даже договорились вести себя прилично в таких ситуациях, руки лишний раз через решётки не тянули, чтобы не спугнуть такое счастье. Но всё равно порой срывались, хохоча и придумывая пошлые колкости. Дамы разные хаживали, от молодых кокеток, прячущихся друг за друга, до матёрых ведьм. Ученицы и их грозные учителя. Одна такая вся кривая и хромая со стражниками внутрь заходила к каждому, раздевала бандитов, проводила полный осмотр, только это уже было без всякого задора. Будто свинью на убой выбирала.

Гаолин здоровее и моложе всех выглядел, хотя Гниль по возрасту такой же был, но по виду и не скажешь. Тюрьмы, как и войны, старили людей.

- Этот первым пойдёт, - сказала ведьма, указывая на Гаолина. Её постоянно кривило верхней половиной тела в бок. Такого странного недуга сын сапожника не знавал.

- Значит, первым выйдет на волю! – подал голос седой предолец из соседней камеры.

Гниль недовольно вскричал:

- У него сосулька что ли длиннее? Не того выбрала, красотка!

- А это правда, что нас отпустят скоро? – спрашивали другие узники.

- Вы кровью расписывались, - шипением ответила она. - Не читали условия что ли?

Конечно, кто-то читал сам, а другим читали, если не умели.

- А скоро заклинания испытывать будете?

- Скоро.

- А они опасные?

- Этого никто не знает.

- Что же вы знаете? Разве это человечно? Почему бы не попробовать сначала на животных?

- Мы и на животных пробуем. Но многое действует только на худших из зверей. Так уж затевались эти заклинания.

- Долбаные маги! Гнев Сотни Богов на вас!

Гаолина оставили ещё на одну ночь в камере перед Испытанием. Дали сытный ужин, но еда плохо лезла в горло. Гаолин не знал, радоваться или плакать. Казалось, что это проводы осуждённого на смертную казнь. Поспать тоже не получалось. Мешали соседи, травящие душу россказнями о том, что может ждать на Испытании.

Последний раз редактировалось ВАСЕКС; 23.03.2017 в 00:07.
ВАСЕКС вне форума  
Отправить сообщение для ВАСЕКС с помощью ICQ Отправить сообщение для ВАСЕКС с помощью Skype™ Ответить с цитированием
Ответ

Метки
проза

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 19:55.


Powered by vBulletin® Version 3.8.0
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования