Тема: Art contests
Показать сообщение отдельно
Старый 31.08.2010, 20:19   #262
Чубакка
 
Аватар для фриранчик
 
Регистрация: 24.02.2008
Сообщений: 1,304
Репутация: 1001 [+/-]
Я вас не заставлял.

Маргулан.

Скрытый текст:
Осень. Холодное вечернее время. По дороге едут машины. Много машин. Много людей. У всех свои интересы, кто-то куда-то спешит, а кто-то просто выехал покататься по вечернему городу. Их всех объединяет только одно — наличие личного автотранспорта. И никто из них не замечает небольшую темную фигуру в переулке между домами, что стоят почти прямо перед дорогой. Темнота окутывала этот клочок города всегда, даже днем. Казалось, будто само солнце брезгует бросить туда свои лучи. Фигура в переулке была человеком, с головой закутанным в грязную штору. Он рьяно рылся в мусорном контейнере, пока наконец не нашел себе пропитание на вечер. Человек вытащил голову из мусора и повернулся в сторону дороги, держа в руках кожуру от банана и почти пустую банку с вареньем. Смотря на его тело, можно было сказать, что это обычный мальчик лет двенадцати, пусть и немного грязный. Он был одет в простые брюки и полосатую футболку. Но стоило поднять взгляд на лицо, можно было ужаснуться. Оно напоминало демонический лик. Покрытое шрамами и ожогами, трудно было понять, что лицо это принадлежит человеку.
Мальчик с жадностью вгрызся в кожуру. Покончив с ней, он стал совать руку в банку
и слизывать старое, немного подкисшее варенье со своей конечности. Это был сегодняшний ужин. Поев, он уселся на подушку, которую ему подарил все тот же добрый контейнер. Солнце уже село, и становилось совсем холодно. Мальчик смотрел, как мимо проносятся машины. Они ехали так быстро, что он успевал только определять их цвет. Красная, желтая, красная, синяя, белая, белая, черная, черная, черная, черная...Прямо как его жизнь. Грусть уколола в сердце при мысли об этом. Он упал на землю. Слезы медленно стекали с его щек, падая на подушку, одну из его малочисленных друзей. Да, его единственными друзьями в этом переулке были подушка, мусорный контейнер и кусок картона, на котором он спал. Несчастный так и заснул, плача...

***

Справа от длинной автотрассы расположилось большое озеро. Оно радостно играет с солнцем, бросая и отражая его лучи на окружающие поля и единственную дорогу. А по этой дороге едут автомобили. Они едут не так, как в городе — спешно, напряженно, неуклюже. Напротив, их поездка выглядит весело, легко и непринужденно, они движутся, словно в унисон, и грустят, когда приходится расстаться друг с другом на перекрестке. В одной из этих коробочек счастья живет и радуется самая обыкновенная семья. На месте водителя — отец, глава семейства, в роли пассажира выступает мать, а в задней части улегся маленький клон своего папы. У него такие же карие глаза, такие же темные волосы, схожие черты лица. Одет он в полосатую футболку, с символикой любимого футбольного клуба «Челси». Малыш улыбается, глядя, как его мама корчит смешные рожицы, а папа над ней смеется, при этом опасно отвлекаясь от дороги. Уже старая автомобильная подвеска не очень хорошо справлялась со своими обязанностями, и машина слегка покачивалась на немного бугристой дороге. Мальчик уже хотел было заснуть от этих приятных убаюкиваний, и почти закрыл глаза, когда...

***

Сегодня рассветное солнце все-таки решилось заглянуть в тот переулок, которого она так долго избегала. Яркие лучи ударили в лицо спящему на картонке бездомному юноше. Он проснулся, про себя проклиная ослепляюще яркое светило, которое он раньше так любил.
Еле поднявшись на ноги, мальчик услышал, как из его живота доносится жалобное урчание. Желудок уже управился со вчерашними объедками, и теперь требовал добавки. Приступ голода заставил ребенка снова рыться в контейнере, но никто еще не выкинул новых мусорных пакетов, а из старых все съедобное было уже собрано и переварено. Тогда он решил выйти из переулка на дорогу. Пришлось пройти немного по тротуару, до ближайшего светофора. По дороге он заметил старую бабку. Она продавала семечки, сигареты и водку рабочим с близлежащего завода. Старуха напомнила ему одного человека...Но когда та увидела его лицо, её собственное сложилось в легкую гримасу ужаса. Она начала прогонять мальчика, и, чтобы усилить эффект, бросила в него лежащую на земле шишку. Мальчик побежал прочь от бабки, по дороге роняя на асфальт маленькие соленые капельки слез. Больно, когда к тебе обращаются, как к монстру, просто потому что ты не похож на всех. Когда он дошел наконец до перекрестка со светофором, он перестал плакать. Сложив ладони в кувшинчик, мальчик стал просить подаяние у людей в проезжающих мимо машинах, когда те останавливались на красный свет. Кое-кто просто игнорировал закутанного в штору ребенка. Некоторые доставали кошельки и искали мелочь, но, приглянувшись нищему в лицо, быстро отводили взгляд, вслепую бросая монеты в окно. Люди боялись посмотреть ему в глаза. Боялись осознать, что под этой маской скрывается человек.
Темные волны несчастья окутали сердце мальчика, и зрение затуманилось от подступающих слез. Но на этот раз он сдержался, и просто моргнул, сбросив две маленькие капельки на дорогу. К полудню ему удалось собрать небольшую горстку монет. На близлежащей остановке голодный юноша купил два пирожка и бутылку воды. Немного, но это все равно лучше, чем те объедки, которые он ел вчера вечером. Сравнительно насытившись, мальчик отправился блуждать по городу в поисках...Он сам не знал, что пытался найти.

***

Малыш очнулся от сильной боли. Каждая клеточка тела словно протестовала, не давая сосредоточиться. Наконец, собравшись с силами, он смог заглушить неприятное чувство и осмотреться. Первым делом он посмотрел на свои ноги. Одна из них была полностью забинтована, как и обе его руки. Он сам себе напомнил мумию, вроде тех, что в мультиках. Приглядевшись, ребенок заметил, что в некоторых местах из под бинтов проступают красные пятнышки. Подняв взгляд со своего тела, он увидел железную решетку, через которую просматривалась белая дверь и стул рядом с ней. Железная решетка оказалась частью кровати, на которой он лежал. Больше ничего малыш не видел. Посмотреть вбок было невозможным, так как шея начинала неимоверно гудеть от боли при попытке ее повернуть.
Через некоторое время послышались голоса. Кажется, это были две медсестры. Они шептались о какой-то страшной аварии...О том, что погибло много людей...И о том, что выжил только сын семейства. Но сейчас мальчика не волновали сплетни, он старался понять, где он, и куда подевались мама и папа. Через минуту шептание за дверью закончилось, и в комнату вошла одна из девушек. Он много чего хотел спросить у нее, но смог произнести лишь невнятное бормотание, так как его губы, как и большая часть тела, были скованы бинтами. Медсестра держала в руках небольшой поднос со шприцем и бутылочкой какого-то лекарства. Она оторвала крышку от сосуда и опустила туда иголку, наполняя шприц. Она наклонилась и, подготовив участок кожи на ноге мальчика, она резко вставила туда иглу и начала вводить жидкость. Ребенок на секунду почувствовал острую боль, и хотел было отодвинуть ногу, но медсестра крепко зажала его лодыжку своей рукой. После нескольких секунд боль отступила. Девушка сложила использованный шприц и стекляшку, в которой было лекарство, на поднос и ушла. Мальчик так и не спросил, где его родители.
Так прошло много дней. К малышу по несколько раз в день заходили врачи и медсестры, ставили уколы, записывали что-то в блокноты, говорили друг с другом. Мальчик не понимал суть их разговоров, но, судя по всему, они говорили о нем. Никого из них он не знал, и никто из них так и не поговорил с ним за все это время. Но как-то раз, в день, такой же скучный и серый, как и все остальные, в комнату зашло знакомое лицо. Оно было закутано в мягкий шелковый платок, по нему проходили множество линий морщин, и выглядело оно таким иссохшим, словно неделю лежало на палящем солнце. Но все же оно было родным. Мальчик улыбнулся. К нему пришла бабушка.

***

Спустя три дня ничего так и не изменилось. Утром — попрошайничество, днем — немного еды, вечером — объедки из контейнера. Остальное время заполняли хождения по улицам города. Завидев мальчика, пешеходы пугались, отводили взгляд, пытались проскочить мимо, не прикоснувшись к нему, будто он был заражен какой-то болезнью. Он больше не пускал по этому поводу слезы — в конце концов, он уже привык. Блуждания длились часами, они отвлекали от всех тех грустных мыслей, что каждую ночь мучили юношу. В светлые часы дня, когда толпы людей текли по улицам, он старался затеряться в тупиках и переулках, вроде того, что сейчас служил ему домом. Когда же золотой диск солнца прятался за горизонтом, и столпотворения снаружи все уменьшались, он выходил на главные улицы, потому что в покрове темноты трудно было разглядеть что-либо под самодельным «плащом». В прохладный вечер одного из таких дней мальчик, как обычно гуляя по запустевшим улочкам, вдали заметил что-то знакомое. Округлая голова, узкое туловище, яркая красная рамка по краям...Подойдя поближе, он узнал в таинственной фигуре дорожный знак. Он гласил «Осторожно, Дети!», а над надписью находились изображения двух бегущих человечков. Обычный такой знак, коих в городе было очень много. Но что-то именно в этом знаке цепляло внимание, заставляло рыться в памяти. Длинная царапина, отсекающая маленькому человечку голову...Немыслимое количество жвачек, налепленных на края большого круга...Мальчик прошел чуть дальше, и завернул за угол, во двор. Оглядевшись, он увидел на краю одного из домов голубую табличку с числом тринадцать. Неожиданно, он вспомнил. Раньше он жил в этом доме.
Со стороны послышался детский смех. Несколько детей еще играли на площадке. Двое качались на качелях, остальные же по очереди катались с горки. Подойдя поближе, он смог их разглядеть. Некоторых он узнал. Это были те, с кем он играл на этой же детской площадке. Одна девочка, только что спрыгнувшая с качели, заметила его. Он подошел к ней еще ближе, скрывая свое лицо. Девочка, вначале испугавшись, поняла, что перед ней не злодей, а обычный мальчик, хотя немного грязноватый. В мальчике загорелся лучик надежды. Вдруг, если он покажет ей свое лицо, она узнает его? Сможет пробить маску шрамов и ожогов, и увидеть старого друга? На землю упала грязная штора. Воздух пронзил громкий крик. Другие дети быстро отреагировали на сигнал тревоги. Все мальчишки на площадке подбежали к кричащей девочка. Она стояла, пальцем показывая на безобразного мальчика. Мальчишки набросились на него. Один из них сбил его с ног, и остальные принялись пинать все его тело. Мальчик не знал, сколько это продолжалось. Он просто лежал на сыром асфальте, принимая удар за ударом, и молча плакал.

***

С тех пор, как малыша стала навещать бабушка, время стало пролетать быстрее. С него постепенно сняли почти все бинты. Только голова оставалась похожей на голову мумии. Прошло две недели, когда врачи разрешили ему пойти домой к бабушке. За то время, пока он лежал в больнице, бабушка принесла ему одежды, игрушек, и много его любимых домашних пирожков. Готовясь к поездке, он собрал все свои вещи в два пластиковых пакета. Поставив их в углу, он улегся на свою кровать и стал ждать. Ему не терпелось поскорее выбраться из этого места, и потому каждая минута ожидания казалась часом. Спустя где-то десять минут к нему зашла медсестра и позвала за собой. Взяв по пакету в каждую руку, мальчик пошел вслед за девушкой по коридору. Они по лестнице спустились на первый этаж и вышли большое фойе. Там, на одном из стульев, сидела его бабушка. Юноша побежал к ней и бросился в её объятия. Он почувствовал, как на лоб ему падают теплые капельки. Утерев рукавом кофты слезы, бабушка повела своего внука из больницы. Служащие заранее вызвали для них такси, и на выходе их ждала желтая машина. Водитель открыл багажник, и мальчик закинул в него мешки с одеждой и игрушками. Как только все устроились на своих местах, автомобиль тронулся с места. Они ехали по дорогам, мимо домов, киосков, магазинов. Через пару минут водитель замедлил ход, и мальчик разглядел в окне большой дорожный знак ярко красного цвета, предупреждающий водителей о детях-пешеходах. Мимо знака по «зебре» шла женщина и маленькая девочка. Они были похожи друг на друга, наверное, это были мама и её дочь. Когда они перешли на противоположную сторону, машина снова двинулась вперед. Почти сразу за пешеходным переходом они свернули направо, заезжая во двор. Вокруг стояло несколько жилых домов. На них висели таблички с номерами. Дом №7, дом №9, дом №11...Номер последнего дома скрывало дерево. Водитель остановил машину около входа в один из подъездов. Мальчик взял свои вещи из багажника, и, поблагодарив доброго усатого дядю, вслед за бабушкой вошел в старое здание. Это был его новый дом.

***

Становилось темно. Его мучители уже давно разошлись по домам, но он все так же оставался лежать на холодной земле. Все тело болело от ударов, но мальчик не обращал на это внимания. Сердце захлестнула глубокая печаль. Он понимал, что его нигде не примут, что он везде и всегда будет монстром, изгоем. Эта мысль терзала его, калечила его душу. Неожиданно, он поднялся на ноги. Так быстро как только мог, он заковылял отсюда. Выйдя обратно на дорогу, он двинулся в сторону своего переулка. Добравшись до своего «дома», он свалился на картонку, которая служила ему ложем. Слезы потекли из его глаз. Он нигде не принадлежал, он никому не нужен в этом мире, его нигде не примут...Вдруг, рука нащупала что-то острое и холодное. Повернув голову, мальчик увидел в своей руке осколок стекла. В его сознании промелькнула черная мысль. Он решился. Все таки, так будет намного легче... На землю упали теплые капли. Но это были уже не слезы.
__________________

Фотографирую всякое говно.
Слушаю всякое говно.
фриранчик вне форума  
Ответить с цитированием