Показать сообщение отдельно
Старый 22.12.2007, 21:40   #294
Пожиратель-душ
 
Аватар для Aeon Evil

 
Регистрация: 25.08.2007
Адрес: Фейлляндия
Сообщений: 836
Репутация: 532 [+/-]
Ну вот и третий
Скрытый текст:

По мотивам The Fall: Last Days of Gaia (The Fall: Последние дни мира)
Меньшее зло...
Удивительно. В эпоху, когда человеческая жизнь становится высшей ценностью в мире, мы продолжаем разбрасываться ей с той же легкостью, как выбрасываем через ограду кости собакам. И чем меньше становится людей, тем агрессивнее мы действуем, тем чаще убиваем себе подобных.
В мире, где нет порядка, нет силы - царит анархия? Так ли оно должно быть?
Видимо, так.
Все случилось почти двадцать лет назад. Тогда Земля процветала. Зеленые леса и луга, самолеты и небоскребы. Мы готовились лететь на красную планету и строить там новый дом. НАСА подготовило программу изменения Марса, терраформирование... Но кому-то эта идея встала куском в горле, шилом в заднице. 2 октября 2062 года группа идиотов захватила терраформеры и запустила их прямо на стартовой площадке. Так гласит история. А затем пришли ураганы и смерчи, землетрясения и цунами смели следы цивилизации. Токио и Лондон, Нью-Йорк и Москву, Цюрих и Багдад. Полярные льды, растаяв, затопили все, что могли. А когда эти катаклизмы отступили, выживших ждала чудовищная засуха. Земля превратилась в пустыню, бесплодную, мертвую. Вот так, без гигантских астероидов, инопланетян и ядерной войны. Мирная наука в руках придурков...
Но мы остались в живых, собрались в общины и попытались... сначала просто выжить. Но выжили и те, кому покоя не дает мирная жизнь. Те самые идиоты. Подобрав кожаные жилетки, ружья и залив в самодельный багги несколько галлонов бензина, они принялись терроризировать ближайшие поселения. И такое происходило по всей Земле, насколько мне известно. И происходит по сей день.
Сейчас июль 2082 года. Где же Зефрам Кокрейн и его "Феникс"?..
***
Поселение Новый Маленький Нью-Йорк охранялось лучше любого из поселений на территории бывших США. Соотношение гражданских и охраны здесь было примерно два к трем. Потому что это было не просто поселение выживших фермеров. Это был центр Научной Мысли нового мира. Ученые, которых полтора десятилетия собирали везде, куда дотягивалась рука Ленина, работали над обращением процесса терраформирования. Как они пытались этого достичь, я не знаю. Да и они, наверное, тоже. За последние семь лет, время, которое я работаю здесь, они не продвинулись ни на шаг. Наверное... Простому наемнику этого знать, видимо, не положено.
Новый Маленький Нью-Йорк. Дурацкое название по сути и по форме. Новый Нью-Йорк... Гористые горы... Масляное масло. Но выбирать название мне не предлагали, а жилось здесь, несмотря на это, много лучше, чем в любом другом "городе". Даже лучше, чем в "столице" Нового Мира. Там, наверное, даже не в курсе, чем тут занимаются.
Закопавшись в старой ракетной шахте (кстати, ракета все еще там, правда, без боеголовки), ученые и наш лидер Джозеф Ленсон по прозвищу Ленин, творили истинный новый мир. Хотя обращение катаклизмов с места и не двигалось, но мы справились с большинством постапокалиптических болезней, с нехваткой оружия и топлива. Окружающие нас поселения щедро платили нам провизией и другими мелочами за то, что давали им мы - лекарства, охрану и свои мелочи. Бандиты держались от нас на расстоянии минометного выстрела (да, у нас есть минометы!), да и к деревушкам не подходили слишком близко.
Положив МР-5 на плечо, я прогуливался вдоль периметра. Это была моя рутина, не пыльная в виду славы объекта охраны и не скучная. Освобождалось много времени для мыслей. На философию меня тянуло редко, но иногда бывало. Чаще же я писал стихи. Вернее, не писал, придумывал. Записывал я уже после смены в своей квартире (комнатка в глубине бункера). Запоминалось не много, но интереснее был сам процесс. Подобрать подходящую рифму, точную метафору...
Метрах в тридцати я увидел еще одного из наемников. Он быстро шел мне навстречу и махал рукой. Я помахал ему в ответ, но он помотал головой из стороны в сторону и двумя руками указал куда-то влево, в сторону, противоположную Нью-Йорку. Расчехлив бинокль, я посмотрел в ту сторону. Поднимая столб пыли, к нам приближалась машина, старый военный джип "шевроле", тот, что на гибридном водородном движке. Несся он уверенно, прямо к главным воротам. Я оторвал взгляд от бинокля и снял с пояса рацию:
-Один-девять базе.
-Слушаю, один-девять, - отозвался немедленно дежурный.
-Одна машина с западо-северо-запада. "Шевроле Силверадо".
-Понял, - ответил дежурный и отключился.
Я знал, что сейчас мощная оптика ищет эту машину, подняты по тревоге снайперы и минометчики. Если это враг, то близко он не подойдет, если друг, то он знает, как это показать. Наемникам по эту сторону стены беспокоиться не о чем. Разве что кто-то из-под земли выскочит.
Я показал большой палец, мол, все передал. Человек, шедший мне навстречу, кивнул и тоже поднял палец вверх.
***
Джип добрался до нас, когда моя смена кончилась. Торжественно въехал через главные ворота, прокатился по Верхнему городу, как мы его называем, остановился у блок-поста перед входом в бункер. Водительская дверь открылась, и из машины выбрался человек. У него были взлохмаченные темно-каштановые волосы, бритву в руки он не брал недели полторы, и вообще выглядел он как последний бездомный. Во рту дымила помятая сигарета, глаза прикрывали модные солнцезащитные очки. Он был одет в длинный, почти до самых пят черный кожаный плащ - не самую актуальную, надо сказать, одежду.
Его звали Мами Хаимару, лучший наемник, известный мне, родом из бывшей Японии. Он путешествует с востока на запад и обратно, продавая свои услуги поселенцам. Принципиально не работал на бандитов, хотя те бы с радостью отдали ему все, что угодно. Но все, что угодно, он мог бы взять у них и сам.
Хаимару вытащил изо рта окурок, затушил его пальцами и швырнул в пепельницу, стоящую на "торпеде" машины. Затем открыл заднюю дверцу, и из джипа выбрался черный кот Маккуро. Это был вечный спутник Мами, сколько я его знал. Одна из тех вещей, которые могли вызвать улыбку на его хмуром лице.
Я подошел к наемнику.
-Привет, Хаимару-сан!
-А, Сэмо-кун.
Он протянул мне свою руку в защитной перчатке, и я пожал ее. Я знал, что под перчаткой вся кожа - сплошной химический ожог. Японец никогда их не снимал, ну разве что когда мылся. Если мылся...
-Ты что-то рано в этот раз, - попытался я продолжить разговор, но он жестом прервал меня.
-Потом, Сэмо-кун. У меня очень срочное дело к Ленину.
С этими словами он вошел в бункер и закрыл за собой тяжелую дверь.
Хотя я это и старательно отрицал, но Хаимару Мами был моим кумиром. У меня были такие же очки, такие же пистолеты, такая же прическа, выражением лица я старательно копировал его. Но все же я был другим. Чем-то лучше, чем-то хуже. Пытаясь подрожать ему во всем, я пробовал переступить через себя, но не смог. Например, я так и не начал курить. Да и кошек я не люблю. Зато среди наемников Нью-Йорка я считаюсь лучшим. Вторым после Хаимару. Но такому асу можно и уступить почетное первое место.
Подошел Брэд, тоже наемник и мой сосед по "общежитию".
-Слушай, Сэм, какой-то он сегодня странный. Не показалось?
-По его лицу ни черта не поймешь, - отозвался я. - Но что-то спешит он к Ленину. Чувствую кончиками пальцев: что-то будет.
***
Кончики пальцем меня не подвели. Их нервное подергивание всегда безошибочно предсказывало битву, вот и теперь было так же.
Хаимару приехал с дурной новостью. Настолько дурной, что даже в кошмарах мне не снилось ничего подобного. Хотя корень проблемы был там же, откуда росли и все остальные наши неприятности. Бандиты. Они объединялись в группы, стайки, стаи. И вот сейчас Мами привез с запада весть. Координаты и назначение Нового Маленького Нью-Йорка раскрыто. Сколь не печально, но нынешнее положение дел устраивает банды, поэтому процесс обратного терраформирования или даже просто попытка установить порядок кажется им угрозой. А возможность поживиться на наших складах - идея более чем привлекательная. А теперь о сути проблемы.
По сведению Мами проблем насчитывается порядка полутора тысяч. Это минимум полторы тысячи стволов плюс станковые пулеметы, гранатометы. Хаимару не забыл упомянуть и о ракетных установках на базе джипа. Если они подойдут к нам со всем этим, никакие снайперы и минометы их не остановят. Они ворвутся в город, захватят все, что у нас есть, и всех убьют. А потом убьют и тех, кто был под нашей защитой.
Однако Хаимару предлагал решение.
Через два дня бандиты будут проходить городок Бордервилль. В этот момент можно будет нанести удар и малыми силами подавить их наступление. По добытым Хаимару сведениям, там они и заночуют, а это утраивает наши шансы. Но потребуются все люди, которые охраняют Нью-Йорк, все наемники. Ленин не раздумывал, и десять минут спустя перед всеми нами, выстроившимися на торговой площади Верхнего города, выступил он сам и Хаимару. Приказ был понятен даже последнему дураку: скрытно подойти к Бордервиллю и уничтожить бандитов. Командовать был назначен Хаимару Мами.
Мы выступили через час. На машинах и мотоциклах мы подошли на расстояние десяти километров до Бордервилля, а оттуда двинулись пешком. Если бы нас заметили разведчики бандитов, то ничего бы не получилось в принципе. Нас постреляли бы на дальних подступах как куропаток. Но на расстоянии трех километров от цели мы вдруг остановились.
Хаимару отозвал меня в сторонку от отряда и кое-что сказал...
***
-Сэмо-сан.
Меня это насторожило. Он впервые изменил суффикс после моего имени.
-Да, Хаимару-сама?
Он улыбнулся, но лишь на мгновение. Секунду спустя его лицо было таким же, как и всегда. Даже еще более мрачным.
-Мне сложно это говорить, но, тем не менее, я должен. Нам необходимо разделиться.
-Ну и?..
-Ты поведешь группу номер два. На север.
-Не понял...
-Там есть старая ракетная база. Координаты уже заданы и все пароли введены. Тебе лишь нужно будет нажать кнопку.
-И куда полетит эта ракета?
-На Бордервилль. Если все пойдет скверно, и мы не сможем их остановить там, ты должен будешь нажать кнопку.
Я стоял как громом пораженный. Мами Хаимару предлагал... нет, приказывал мне убить почти тысячу мирных жителей. Хаимару, который никогда не продавался бандитам, лучший наемник, который ценил жизнь гражданских выше, чем свою собственную.
-Я... я не могу этого сделать, Хаимару-сама!
Наемники начали оглядываться на нас.
-Тише. Может, ничего еще не придется делать. Если мы с парнями все сделаем как надо - не придется. - Но по его голосу я понял: придется. Он шел на смерть и вел за собой людей.
-Хаимару! Ты погубишь людей, ты сам умрешь, и хочешь, чтобы я сверху припечатал ракетой?! А почему нельзя прямо сразу пустить эту самую ракету? Спалим, нафиг, всех! Да хоть ребят спасем.
-Сэмо-сан. Послушай меня. Мы пойдем и попробуем вывести как можно больше гражданских. А потом сдержим этих сукиных детей сколько сможем. Но когда они прорвутся, их уже не остановит ничто.
-Так...
-Они сами выбрали свою профессию. А поселенцы здесь не причем. Сделай, как я сказал.
Он положил мне на плечо руку в защитной перчатке. И посмотрел в глаза.
-Позаботься о Маккуро.
***
Я взял четверых - лимит, который мне выделил Хаимару. Это очень сложно, выбирать, кого спасти, а кого отправить на смерть. Тем более, что всех их я знал лично. Возможно, мы не были друзьями, но...
Четверо. Брэд, Винсент, Лукас и Эйлин. Я старался быть беспристрастным, выбирать тех, кто будет наиболее полезен для Нью-Йорка в будущем. Но я не смог. И Брэд, и Винсент были моими друзьями, но солдатами весьма посредственными. А Эйлин вообще была никаким бойцом - просто она очень нравилась мне... Пожалуй, лишь Лукас был правильным выбором. Этот парень поможет мне запустить эту проклятую ракету, он имеет необходимые знания и не имеет представления о совести.
Не знаю, что сказал оставшимся Хаимару, я молчал. Лишь сказал, что нам приказано зайти с другой стороны. Мы разделились, когда солнце начало клониться к закату. Имея не очень четкое представление, где искать эту базу, где там пульт управления, я вел четверку на север. Несколько раз со мной пытались заговорить, но я молчал.
Я думал о выборе, который сделал Хаимару. Погубить себя и бойцов, чтобы спасти гражданских. В этом был весь он. Перед смертью, многие наемники будут проклинать его, я уверен, что он не скажет им ни слова до самого конца. Не знаю, правильно это или нет, лишь в одном не сомневаюсь: я бы поступил иначе. Не знаю как, но иначе. А он задумал все заранее. Подготовил ракету, задал цель... Где только научился?..
Когда мы дошли до огороженного сеткой и колючей проволокой периметра, количество вопросов увеличилось. Что это? Зачем мы сюда пришли? Я не отвечал. Перекусив проволоку (обходить ее до главного входа было лень), мы проникли на территорию базы, откуда жители Бордервилля успели утащить все, до чего добрались. Мы сняли растяжки, поставленные Хаимару, и добрались до пульта. Все как он и описывал. И только здесь я нарушил свое молчание.
-Сэм, что это?
-Это... пусковой пульт, наверное.
-И что?..
-Мы запустим ракету, как только получим сигнал.
-Что?
-Сигнал от Хаимару. Как только мы его получим, мы выпустим ракету по Бордервиллю.
-Ты с ума сошел? - зло спросила Эйлин. - Там ведь полно гражданских!
-Хаимару обещал вывести их. И задержать бандитов.
-Но там ведь будут наши! - воскликнул Винсент.
Я молча кивнул. К горлу подступил ком.
-Этот козел собрался красиво покончить с собой?! - взорвался Брэд. - Никакая ракета никуда не полетит.
-Брэд... - попытался я, но...
-Заткнись, твою мать! - на меня посмотрело черное дуло МР-5 Винсента.
-Винс... Мы должны это сделать!
-Нихрена мы не должы! - рявкнул Брэд. - Если им суждено умереть, то они умрут как мужчины, а не как муравьи под лупой.
-Черт возьми, ты что, не понимаешь? Если бандиты прорвутся, то обречены будет все в Нью-Йорке, а с ними и восстановление. Это будут последние дни мира!
-То есть, нужно просто убить наших друзей, да?
-Да, - сказал я, и прозвучало это, пожалуй, слишком твердо. Я мигом получил прикладом по спине.
-Брэд, что ты?.. - Эйлин запротестовала, но получила кулаком в лицо и потеряла сознание.
-Эта ракета не взлетит, ясно?
-Брэд, ты козел!
Я второй раз получил прикладом от своего друга. На этот раз по голове. На последней капле сознания, я произнес:
-Лукас...
-Я понял, Сэм.
А дальше была темнота.
***
Очнувшись, я почувствовал, что лежу на спине, а на лбу, куда ударил Брэд, лежал кусок холодного металла. Вдалеке что-то грохотало. Я открыл глаза, попробовал сесть. Сквозь стекло смотрового окна в ночном небе я видел шлейф, оставленный ракетой. В кресле оператора сидел Лукас с рацией в руке, рядом стояла Эйлин.
Осмотрев комнату, я увидел у стены Винсента - его руки и ноги были стянуты толстой проволокой, во рту кляп, сделанный из носка (Лукас явно получал от этого наслаждение). В другом конце комнаты лежал Брэд. Он не был связан, но в этом и не было нужды - лежал он в луже собственной крови и с простреленной головой. Лукас проследил за моим взглядом, вздохнул.
-Прости...
-Нет, ты поступил правильно. Наверное...
Где-то далеко оглушительно грохнуло - ракета достигла цели.
-Ты как? - спросила Эйлин.
-Живой.
-Хорошо, - Лукас встал. - Идти сможешь?
-Да. Похоже, я не ошибся, выбрав тебя.
-Меньшее зло... Я так думаю. Ладно, пойдем домой.
-Меньшее зло, - вздохнул я. Возможно ли выбрать из двух зол? Нет, не так. Правильно ли выбирать из двух зол? Ведь все равно выберешь зло. Пожертвовать одним, чтобы спасти сотню. Нужды большинства важнее нужд меньшинства или одного. Наверное, я никогда не смирюсь с этим выбором. Но сейчас я знаю, что так было правильно.
__________________
aliis - grata ad Tezyrot!
When you decide to act you have to close the door on doubt.
From now on every your decision is right.

Последний раз редактировалось Aeon Evil; 22.12.2007 в 22:40. Причина: поправил название игры
Aeon Evil вне форума  
Отправить сообщение для Aeon Evil с помощью ICQ