Показать сообщение отдельно
Старый 05.10.2007, 14:21   #13
Золотой дракон
 
Аватар для InJade

 
Регистрация: 05.10.2007
Сообщений: 1,037
Репутация: 296 [+/-]
Перекресток.
Скрытый текст:
«Неважно, как медленно ты идешь, важно - что ты не останавливаешься»
Я открыла глаза и поняла, что нахожусь у реки. Явно не дома, как мне того хотелось. От слов Лианны меня затрясло. «Ты должна спасти ее, Зои, ты нужна ей!» – эти слова не выходили у меня из головы. На улице стояла темная ночь, и я медленно пошла по берегу, увидела лагерь. Стояли маленькие хижины, невдалеке находился пирс. Я отвела глаза в сторону и увидела... Эйприл.
– Нам нужно сделать еще один рейс до того, как растает лед, хотя вход в Меркурию закрыт для нас навсегда, – сказал капитан Эйприл.
– Мы стали слишком беспечны,– с досадой отозвалась она.
– Нет, мы были осторожны, осторожнее некуда. Рано или поздно, они бы узнали про «Путник». Давай лучше надеяться, что мы оправдаем потери.
– Хотела бы я согласиться, – мрачно сказала Эйприл. – Только, правда, в том, что азади для нас слишком сильны. Они порвут нас на части, как...
– А-а, прекрати ныть, женщина! – возмутился капитан. – Грач, которую я знаю, и не с таким справлялась. Тут и без тебя мрачно и сыро.
– Именно поэтому я возвращаюсь.
– В Меркурию? Ты уверенна, что это мудрое решение?
– Остаться здесь, поехать туда, – горько прошептала Эйприл. – Азади идут, они не остановятся, если мы не нанесем им удар прямо в сердце. Меркурия. Башня.
– Ха! Башня! Не тебе с твоей веселой шайкой ее свалить, Грач! К тому же, даже если получится, думаешь, это их остановит? Время и терпение – вот кто выбирает победителя!
– У нас нет времени! Посмотри, что случилось в Меркурии! Мы должны действовать. Мы должны начать с ними войну!
– Я был бы рад согласится с тобой, Грач, но у нас пока не хватает сил. Пока не хватает. Оставайся, мы накопим сил...
– ...и вдоволь наговоримся о том, как когда-нибудь мы сокрушим врага и вернем свои земли и города! – саркастически воскликнула Эйприл. – Это у нас получается больше всего. Говорить. Они убивают моих друзей, они арестовали моего самого верного союзника в Меркурии, и, возможно, уже продвигаются на север. И ты говоришь, что мы должны ждать? Я устала ждать.
– Да ну! Азади понятия не имеют, что мы здесь. Поверь мне, Грач, мы в безопасности. А даже если они узнают, где мы, наши разведчики потопят их лодки быстрее, чем они успеют понять, что к чему!
– Пусть так, но я не могу сидеть и ждать. Я должна что-то делать!
– Грач, ты когда-нибудь себя угробишь, – грустно сказал капитан. – Иногда мне кажется, что именно этого ты и хочешь. Хочешь воевать с азади – бери мой корабль. Я помогу тебе. А теперь прости, мне пора.
Капитан вернулся на корабль, Эйприл пошла вниз и столкнулась с Карой, которая командовала постом.
– Эйприл! – воскликнула она. – Спасибо Балансу, тебе удалось бежать из Меркурии, а Бринн и Чаван привезли лекарства. Мы очень благодарны тебе за все, что бы делаешь.
– Кара, что касается Бенримы... Нам надо...
– Она рисковала за нас своей жизнью, – отрезала Кара. – Мы этого никогда не забудем. Но она сама выбрала этот путь.
– Азади не убьют ее, пока не перевезут в Империю, – сказала Эйприл, – им нравится устраивать судилища перед тем, как казнить пленников. Если бы я смогла взять на юг немного бойцов, то мы...
– Ты хочешь в одиночку напасть на всю армию азади? – иронично поинтересовалась Кара. – Нет, Эйприл. На этой войне будут жертвы, и ты должна с этим смирится. Может, ты и хочешь умереть, но есть те, кто верит в светлое будущее. И со временем мы победим.
– Я посвятила свою жизнь борьбе с азади, Кара, – прошипела Эйприл. – Не смей говорить, что я не верю в светлое будущее.
– Ты махнула рукой на свою жизнь. Ты сражаешься не, потому что хочешь уничтожить их, а потому, что хочешь уничтожить себя и своих демонов. Конечно, с твоей яростью, под твоим руководством мы стали сильнее. Враг боится твоего имени и проклинает его, ты заставила их быть осторожнее, продвигаясь на север. Тебя боятся за твою фанатичную жестокость и безжалостный характер. Только ты и я знаем, что ты делаешь это все не для великой цели. Ты это делаешь потому, что у тебя больше ничего не осталось. Ты одиночка. А я не могу допустить, чтобы ты повела наших людей на самоубийство.
– Значит, мы позволим Бенриме гнить в тюрьме? – вскинулась Эйприл. – Оставим ее в чужой стране, где она умрет только потому, что помогала нам?
– Да. Позволим. Бенрима не была... она не дура. Она знала, чем рисковала, знала, что это опасная игра, и играла в нее так осторожно, как только могла. В отличие от тебя.
– Я против. Я не могу позволить ей умереть.
– Против ты или нет, на юг ты никого не поведешь. Мы не можем допустить, чтобы ты подставила нас.
– Они не твоя собственность, – подняла брови Эйприл, – люди могут сами принимать решения.
– Они уже приняли решение, – ответила Кара. – Можешь убедиться, ты осталась одна. А теперь мне нужно идти по делам. Еще раз спасибо, что привезла лекарства. Без него мы бы не дожили до весны.
Кара отвернулась, а Эйприл, злая до невозможности, отправилась к себе в палатку и увидела На’ане.
– Мое сердце и душа радуются, когда я вижу тебя здесь в безопасности и добром здравии, – улыбнулась она, убирая голубую прядь волос за ухо.
– А как ты выбралась из Меркурии? – удивилась Эйприл. – Там же повсюду азади!
– Приехала зайцем на торговом корабле до Корасан, а потом добрая Долмари пустила меня на свое средство передвижения. Звезды светят всем нам, Эйприл-ан.
– Да, зато Бенриме не очень-то повезло.
– У судьбы есть и темная сторона, – прошептала На’ане. – Но у нас есть шанс спасти ее.
– Что? Как?
– Мне только что сказали, что сейчас прибудет человек с известиями о Бенриме. Он хочет поговорить с тобой.
– Кто это? – настороженно спросила Эйприл.
– Незнакомец... друг. Посланец. Он будет говорить только с тобой больше не с кем, – ответила подруга.
– Как он нас нашел?
– Неужели я стану лгать тебе, Эйприл-ан? – возмутилась На’ане.
– Извини, – сказала Эйприл. – Конечно, я верю тебе. Я сейчас же иду на пирс.
– Прости меня, пожалуйста, Эйприл-ан. А теперь иди туда.
Девушка вышла и поднялась на причал. Никого не было.
– Я на месте... а где же гонец? – сказала она вслух и за спиной послышались тихие шаги. Она обернулась и увидела мужчину в капюшоне.
– Кто ты такой? – вскрикнула Эйприл...
Киан прибыл в город повстанцев, старательно закрывая лицо капюшоном. У палаток его ждала женщина-ведьма, которую он поймал в «Путнике».
– Я здесь, – сказал он ей. – Я выполнил свою часть сделки. Теперь твоя очередь.
– Я сделала то, о чем ты просил меня, азади, – грустно ответила На’ане. – Твой «Скорпион» ждет тебя на причале.
– Уйди, – велел Киан. – Если я еще когда-нибудь увижу тебя, мой меч поцелует тебя в горло.
– После того, что я сделала, я уже мертва, – тихо сказала На’ане.
И она осторожно зашла в палатку. Апостол выждал и поднялся на пирс.
На причале он увидел маленькую женскую фигурку. Ветер трепал ее волосы и накидку, а из освещения был лишь всего тусклый факел, вставленный в ограждение пирса.
– Я на месте... а где же гонец? – услышал он до боли знакомый голос.
Киан подошел к ней, девушка обернулась.
– Кто ты такой? – вскрикнула она.
Апостол скинул капюшон.
– Я помню тебя, – прошептала Эйприл. – По Меркурии. Но ты... Ты азади! Что ты здесь делаешь? Вот черт! Ты следил за мной?
– Клянусь своим мечом, я не следил за тобой, – ответил Киан, потрясенно разглядывая девушку, которая так безжалостно проткнула ему сердце. – Я попал сюда другим способом. И я не желаю тебе зла. Ты честно говорила со мной в городе, и я оценил это.
– Так какого черта ты здесь делаешь? – взволнованно воскликнула Эйприл. – Если ты привел с собой солдат... Здесь мирные жители, женщины и дети!
– Я не привел солдат. Я один.
– Тогда почему...? – большие серые глаза Эйприл отразили ее вопрос без слов.
– Пожалуйста... Позволь мне объяснить! – сказал Киан. – Я апостол. Мы миссионеры. Мы несем всем неверующим слово богини. Но нам служит холодная сталь и быстрая смерть, а не проповеди и молитвы. Мы – последнее слово. Мы внушаем страх.
Я никогда не сомневался в своей миссии, госпожа. Богиня – единственно истинное божество и мы несем ее свет в самые темные пределы. И все-таки... Я очень многое видел и слышал за это время, что пробыл в Северных землях. Я своими глазами видел, как недоверие и самонадеянность рушит нашу миссию. Я был свидетелем деяний – деяний, о которых ты с такой страстью говорила, когда мы впервые встретились, и это открыло мне глаза.
Неужели Богиня, в своей бесконечной и бесспорной мудрости, хочет, чтобы мы творили такое со свободными людьми на их свободных землях? Когда мы виделись в последний раз... Твои слова разбудили что-то во мне... может быть любовь к тебе. Я никогда не ставил под сомнение свою миссию и веру. Сделать это – значит поставить под сомнение все мое существование. Теперь, когда мы встретились снова...
– Браво, – скривилась Эйприл, язвительно улыбаясь. – Весьма убедительная речь, «апостол». На мгновение я почти поверила тебе. Но все дело в том, что ты враг и убийца, ты находишься в нашем городе, и ты приехал не потому, что хотел поговорить со мной.
– Я убийца, да, моя миссия ясна, и она не допускает толкований. Только мне кажется, что Богиня привела меня сюда по другой причине. Что она привела меня к тебе. Почему Она сводит нас вместе, сначала в Меркурии, а потом здесь?
– Извини, – холодно ответила Эйприл. – Я не верю в судьбу и в божественное вмешательство. Больше не верю.
– А я верю, что некоторым вещам предначертано случиться, – улыбнулся Киан, подходя ближе к ней. – Называй это судьбой. Волей Богини. Или просто шансом. Только не называй это совпадением.
– Ну и что теперь? Ты ожидаешь, что я позволю тебе вот так уйти, поверив, что ты «узрел свет»?
– Нет. Да... Я уже и не знаю. Я просто хочу еще поговорить с тобой. Чтобы понять тебя. Чтобы понять себя. И я чувствую, что Богиня хочет говорить со мной.
– И что говорит тебе твоя богиня? – иронично поинтересовалась Эйприл.
– Что мой путь, в котором я не сомневался, ведет во тьму, а не к свету.
Эйприл отошла от него к самому краю пристани, печально посмотрела на воду, повернулась к Киану и цинично сказала:
– Слушай... Если ты пришел сюда за просветлением, азади, то ты обратился не к тому человеку.
– Меня зовут Киан, госпожа. И я не могу сказать, что приехал сюда за просветлением, скорее наоборот, – возразил он. – Но теперь, я начинаю понимать, как несправедливо мы обращались с северянами. И если это так – мой долг все исправить.
– Ты собираешься пойти против своих? – изумилась Эйприл.
– Я никогда не подниму оружие на тех, кого поклялся защищать, но я хочу вернуться в Садир и рассказать Шести о том, что происходит в провинции.
– Зачем?
– Потому что, это неправильно и это не воля нашей Богини, а предательство всего, во что меня научили верить.
– Я все равно не понимаю... – замялась Эйприл и добавила, – Киан.
– Вера, госпожа. Я боялся, что потерял ее, но я ошибался. Моя вера сильна, как никогда. Она просто была... неправильной.
Девушка слушала его мягкий голос, и на сердце становилось спокойнее. Никто не мог ее разговорить, она боялась незнакомых людей. И тут вдруг появилось такое хрупкое доверие...
– Я думаю, я тоже должна представиться. Я Эйприл.
– Эйприл, – повторил Киан. – Рад знакомству.
Повинуясь внезапному порыву, он обнял ее за тонкую талию и крепко прижал к себе. Эйприл не стала сопротивляться, вздохнув, она положила голову ему на плечо и прошептала:
– Тебе нельзя здесь оставаться. Если тебя кто-нибудь увидит...
– Ты им не скажешь?
– Доверять – это для меня непросто азади... Киан.
Она закрыла глаза и уткнулась носом в меховой воротник его плаща. Каждый думал о своем.
«Я люблю ее!» – думал Киан, еще крепче прижимая к себе Эйприл. «Да еще кого – повстанку, которая ненавидит мой народ, мою национальность!»
«Уму непостижимо, я влюбилась в азади!» – с отчаянием думала она.
Прошло несколько минут, а они стояли, прижавшись, друг к другу, словно потерявшиеся дети.
– Но я все равно не понимаю, почему ты здесь, – наконец сказала Эйприл. – И я не понимаю, почему На’ане сказала мне, что ты...
Резкий звук пронзил тихую ночь. Киан и Эйприл отскочили друг от друга, словно между ними пробежал разряд электрического тока, и стали всматриваться в темное небо.
По небу летели два дирижабля. Два дирижабля азади. Эйприл зажала рот руками, чтобы не закричать от ужаса. Как они узнали, где находиться их лагерь? Теперь всех ее людей перебьют!
Из дирижабля вышли три человека. Двое стражников с острыми мечами и... Киан узнал в нем Вамона.
– Я знал, что ты слаб, апостол, – гадко усмехнулся тот, – но я не ожидал, что ты дойдешь до того, чтобы предать свой народ.
– Вамон? – изумился Киан. – Что ты здесь делаешь, во имя Богини?
– Твою работу, Алване. Уничтожаю врага. Или ты забыл, зачем тебя послали сюда?
– В этом городе женщины и дети, Вамон, – предупредил Киан.
– Перед взором Богини они все равны, не так ли? Террористы, жены террористов, дети террористов... Все они – грешники. Что же до этой... – с презрением посмотрел Вамон на Эйприл, – это ее, тебя послали убить?
– Убить? – вскинулась Эйприл.
– Нет! – воскликнул Киан. – Я собирался тебе сказать! Я не знал, кто ты! Я приехал сюда, чтобы найти Скорпиона, а обнаружил здесь тебя.
Эйприл потрясла головой, пытаясь переварить полученную информацию, но потом ненависть взяла вверх над ней и она презрительно сказала:
– Скорпион... Это... Так меня прозвал твой народ. После того, как я внушила им страх Баланса.
– Ты... это он? – с ужасом спросил Киан.
– Твои слова полны яда, ведьма, даже перед смертью. Ты воистину самая низшая перед нами, – скривился Вамон. – А ты Алване... Арестуйте его! – велел он стражникам.
Рука Киана дотронулась до рукояти меча.
– Опусти оружие солдат! Я апостол!
– Теперь уже нет, Киан Алване. Ты предал Шестерых, ты сошел с истинного Пути, ты забыл о своей миссии. Ты стал мягким, как гнилое яблоко. Ты стал сочувствовать этим язычникам и убийцам. На тебе смертный грех, апостол. Ты потерял веру.
– Нет, Вамон, – возразил Киан, – это не я сошел с истинного Пути. Это не я потерял веру. Что мы делаем с этими людьми? Почему мы вторгаемся на их землю? Не такова воля Богини.
– Значит, теперь ты сомневаешься в наших Императрицах? – осклабился Вамон. – Твоя язва растет с каждой секундой, апос... Алване. Ты пал куда ниже, чем я думал.
Но Богиня милосердна, как и я. Я дам тебе еще один шанс доказать свою верность и спастись от вечного проклятья. Сделай то, зачем ты приехал сюда. Убей эту ведьму! Убей Скорпиона!
В глазах Эйприл метнулся ужас и Киан понял, что просто не сможет поднять на нее руку...
– Сохрани ей жизнь, Вамон, прошу, – взмолился он. – Она убивала только потому, что защищала свой народ.
– Она убивала твоих соотечественников, Алване! – воскликнул Вамон. – Ее руки по локоть в их крови! Как ты можешь говорить, что она невиновна, когда она сама с готовностью признает свою вину?
– По крайней мере, ее должны судить, – нашелся Киан. – Позволь ей говорить. Пусть она объяснит свои действия Совету. Может быть тогда...
– Я – Скорпион. И я не собираюсь стоять перед вашими судьями и молить о пощаде! – дерзко перебила его Эйприл. – Лучше я умру здесь! Думаете, я боюсь смерти, азади? Я смотрела ей в лицо бессчетное количество раз, и ни разу не моргнула!
– Ты должна бояться смерти, ведьма! – закричал на нее Вамон. – Богиня не станет улыбаться еретикам и убийцам. Что удерживает твой клинок, Алване?
Эйприл гордо вскинула голову и раскинула руки:
– Давайте. Давайте покончим с этим.
– Кем бы она не была, Скорпион она или нет, я не трону ее ни пальцем! – прошипел Киан.
– Очень хорошо. Ты сделал свой выбор. Убей ее, – велел Вамон стражнику.
Азади вытащил меч и проткнул девушку насквозь.
Эйприл вскрикнула. Ее тихий крик эхом пронесся над рекой. Машинально, она зажала рану рукой, посмотрела на нее, а потом перевела взгляд на Киана, Вамона, стражника и... улыбнулась. Она вдруг поняла, что... очень хочет жить. В ее серых глазах отразилась гамма чувств – страх, боль, отчаяние, странное торжество... Захрипев, Эйприл упала с причала. Ее белая ручка, словно бабочка, мелькнула над темной водой... Она медленно пошла ко дну. Теперь в ее глазах не осталось ничего – не любви, не тоски, не жалости... В последний момент Эйприл поняла, что ее жизнь бессмысленна и пуста, и что даже жизнь Киана, полная веры в его религию намного прекрасней ее существования.
– Нет... – прошептал Киан.
– Только, пожалуйста, не говори, что тебе жаль эту безбожницу и убийцу, – усмехнулся Вамон.
Киан схватил его за отворот плаща, но стражники быстро связали его по рукам и подтолкнули к дирижаблю.
– Интересно будет посмотреть, как тебя будут судить, – с нескрываемым торжеством сказал Вамон.
– Этого не случится! – ответил Киан. – Когда эмиссар...
– Это эмиссар приказала тебя арестовать. После того, как ты отпустил трактирщицу и корабль контрабандистов. Она поняла, что ты больше не служишь Империи. Забавно, ведь именно ты привел нас сюда. Я уверен, что это зачтется тебе на суде. Может быть, на твоей могиле даже напишут имя. Уведите его, – приказал он стражникам.
– Ты заплатишь за эту женщину, Вамон, – прошипел Киан, выдираясь от стражников. – Клянусь Богиней, ты заплатишь мне сполна за Эйприл, ты заплатишь мне за все!
Но воины запихнули его в дирижабль.
– Как грубо, – пробормотал Вамон.
Чуть постояв на пристани, он посмотрел на реку, которая стала могилой Эйприл, и тихо сказал стражнику из второго дирижабля:
– Убить всех. Сжечь город. Пленных не брать.
Вдруг я почувствовала, что кто-то схватил меня сзади, зажал рот рукой, но мне было уже все равно. В голове бились лишь два коротких слова: «Не спасла»...
Чаван притащил меня в маленькую палатку, где метался в истерике Бринн.
– Она мертва, Чаван! Мертва! – кричал он.
– Она уже мертва, мы с этим не можем ничего поделать! – осадил его Чаван. – А если ты не замолчишь, мы все скоро погибнем.
– Да лучше бы мы погибли! – с жаром воскликнул Бринн. – Послушай, они их всех убивают! Всех! Какой смысл оставаться в живых, если ее нет с нами? Все, я иду туда, – бросился он к двери, за которой доносились крики и звон оружия.
– Бринн, нет! Их слишком много! Мы доберемся до безопасного места, но сначала мы должны помочь ей бежать! Ты не можешь пойти с нами, – обратился Чаван ко мне. – Ты не выживешь. Тебе надо уснуть.
– Но как я могу уснуть здесь, сейчас?! – ломким голосом спросила я.
Чаван достал из кармана мешочек, вытащил оттуда листок, положил в пепельницу и поджег.
– Они подходят! – прошептал Бринн.
– Вдыхай дым! – велел мне Чаван.
– Я дышу... Но я не... засыпаю... Только голова кру...
– Черт, они идут, Чаван! Нам надо выбираться отсюда!
– Вот так, – послышался его голос вдалеке, – мы должны уходить, Бринн. Вперед!
Но тут дверь с грохотом сломалась. Бринн вытащил меч и громко закричал:
– За Грача!!!
Через час стражники во главе с Вамоном улетели, оставив после себя пустой лагерь на реке...


Ну как?
__________________
лучше на себя посмотри

Последний раз редактировалось Альтмер; 05.10.2007 в 18:13.
InJade вне форума  
Отправить сообщение для InJade с помощью Skype™ Ответить с цитированием