Показать сообщение отдельно
Старый 07.12.2006, 20:26   #2
Игроман
 
Аватар для Sainor
 
Регистрация: 11.06.2005
Сообщений: 2,646
Репутация: 549 [+/-]
Вотс... Это по ФР, правда об этом там одно упоминание всего (Храм Тира)
Скрытый текст:
Исповедь Убийцы


На город опускались сумерки. Последние уличные торговцы поспешно складывали вещи и убирались подальше. Редкие прохожие старались добраться домой до наступления темноты. В темное время суток на улицах было очень опасно. Только бесстрашный и отчаянный человек дерзнет выйти на улицу после захода солнца. Это время власти ночной братии. Даже стражники ночью стараются не заходить в темные переулки. Ночью улицы полны оборванцев, способных убить за кусок хлеба. Днем страже удается держать все под контролем, но ночью лихой люд берет свое. Так бывает всегда, там где есть богатство и процветание всегда будет нищета и, порожденная ею жестокость.
По улице шел человек. В отличие от остальных он не торопился убраться с улицы. Он шел уверенно и целеустремленно. Лицо его было скрыто капюшоном, и прохожие с опаской на него косились. Человек свернул на проспект ведущий к богатому району. Богатый район отделен от остального города стеной, и там можно спокойно гулять по улицам даже ночью. Дорогу странному человеку преградили двое стражников, несших вечерний караул у ворот.
-Стой!- остановил незнакомца один из стражников,- Кто таков, куда направляешься? Что-то не похож ты на благородного дворянина. Да и на купца ты не тянешь, оборванец.
Незнакомец был одет конечно просто, но добротно. И его простой серый плащ стоил явно дороже, чем стражник зарабатывает за месяц. Но стражники любят унижать людей, если видят что им это никакими последствиями не грозит. На таких вот незнакомцах они срывают злость за несправедливость капитана, снимающего половину итак небольшого жалования, якобы за “нарушения на службе”, за неверную жену, рожающую детей больше похожих на соседа, чем на него, за презрение дворян, считающих стражников таким же мусором, как оборванцы в Нижнем Городе…За все неудачи судьбы отыгрываются стражники на таких вот простых прохожих.
Странный человек молча протянул стражника бумагу. В бумаге был приказ не чинить предъявителю никаких преград.
-Проходите! -рявкнул стражник, недовольный тем, что не удалось устроить скандал и намять прохожему бока.
Человек пошел дальше, тихо улыбаясь. Он знал, что бумага была поддельная. Плохая подделка, такой только рядового стражника и обманешь. Офицер бы сразу заподозрил неладное. Но стражнику достаточно простой печати Имперской Канцелярии.
Незнакомец шел по Соборной площади, видимо направляясь к Храму Тира. Но когда до Храма оставалось несколько метров, человек свернул в небольшой переулок, ведущий к маленькой безымянной церквушке. На пороге он нерешительно остановился, как бы размышляя, но через несколько секунд все же потянул дверь на себя.
Внутри было тихо и пусто. Ни души не было в церквушке, только в исповедальной кабинке, приютившейся в уголке, похрапывал священник. Незнакомец направился как раз к этой кабинке. Войдя в кабинку, он тихо кашлянул, пытаясь разбудить священника. Святой отец никак не среагировал. Только всхрапну чуть громче, чем обычно. Человек кашлянул еще раз. Снова никой реакции.
-Святой отец. -тихо позвал он.
-А! –вскрикнул священник, - Слушаю, сын мой. –уже спокойным тоном сказал он.
-Я хотел бы исповедаться, святой отец…-начал незнакомец.
-Господь простит, если ты действительно раскаиваешься. – выдал священник давно заученную фразу. -Расскажи мне о своих грехах, сын мой.
-Я – убийца, святой отец. –спокойно произнес человек.
-Как твое имя?- спросил священник, забыв добавить положенное “сын мой”.
Незнакомец не ответил.
-Боишься, что выдам? –со смехом в голосе спросил церковник, -Напрасно. Церковь не выдает даже самых заблудших из своих чад. Так как твое имя?
-Седой, святой отец.
-Просто Седой? Странное имя.
-Когда я родился мне дали другое имя. Я его не помню. А когда у меня стали пробиваться первые волосы, они были седыми. С тех пор мое имя Седой. Даже родители называли меня так.
-Что ж, расскажи мне о своей жизни, Седой. Торопиться нам некуда, так что можешь рассказывать с самого начала и подробно. – священника явно заинтересовал Седой.
***
Я родился в небольшой деревеньке недалеко от столицы. Простая провинциальная деревушка. Я даже не помню названия, так как был совсем ребенком когда жил там.
Мои предки были обнищавшими дворянами, потерявшими все и ушедшими в деревню. Поэтому мою семью все ненавидели. Ненависть крестьян ко всем дворянам в той деревне перенесли на нас. У меня никогда не было друзей. Я плохо помню то время, я был слишком мал. Лучше всего я помню тот день, когда умер мой отец.
Было лето. Стояла жаркая погода. Я стоял у калитки и смотрел, как играют соседские дети. Я смотрел с грустью, я тоже хотел играть с ровесниками, но они меня презирали так же, как их родители презирали моих. Так я и стоял, пока не услышал рог герольда.
-Лорд Скам приехал!!- всем собраться на базарной площади - кричали мальчишки-герольды на всех улицах.
Поднялся переполох. Все выскакивали из домов и бежали к базарной площади. Некоторые женщины собирались переодеться прежде, чем бежать, но их мужья заставляли их поторопиться, боясь что лорд может наказать их за нерасторопность.
Мой отец надел свой старый орден, который он получил во время одной из многочисленных имперских войн, и повесил к поясу простые ножны со своим старым мечем. Мы не торопились. Дворяне, даже обнищавшие, знают цену себе и своему времени.
Когда мы подходили к площади, все были уже в сборе. Лорду подносили дары. Лорд молча сидел на своем коне, презрительно глядя на крестьян. Тут он обратил внимание на нас, неторопливо бредущих к площади.
-Ха! Вижу, не все в этой дыре меня уважают. Все должны быть здесь и ждать меня еще до того, как я решу сюда приехать. Вы должны быть готовы к визиту своего хозяина. – последнюю фразу лорд Скам буквально проревел.
-Сир Томас Блэк к вашим услугам, милорд. К сожалению, я не ясновидящий, чтобы предвидеть ваши поступки. И бежать по первому зову, как собака, я тоже не собираюсь.- спокойно сказал мой отец, но в его голосе звучал металл.
-А, тот самый Блэк. Сын лорда Сэмуайза. Ты не дворянин с тех пор, как твой отец растратил все ваши родовые деньги. Родился ты лордом, а умрешь, как собака, Блэк. В грязи.
Отец молчал. Выглядел он спокойно, но я знал, что он вне себя от ярости.
-Ты даже нацепил эту дурацкую побрякушку .- рассмеялся Скам, показывая на орден. – сколько ты заплатил за эту жалкую подделку, Блэк?
-Этот орден я получил из рук короля. А вы прекрасно знаете, что Его Величество никогда не даст орден недостойному его человеку.
Лорд Скам подъехал к отцу и сорвал с него орден. Отец не сдержался и отвесил лорду крепкую пощечину, выбившую его из седла.
-Ах ты дрянь!!!- взревел владетель деревни.- Чернь!! Ты посмел поднять на меня руку?! Ты уже мертв, Блэк.
К отцу со всех сторон кинулись личные стражи Скама. Он быстрым движением вытащил меч из ножен.
-Нет! – крикнул лорд Скам - я сам разберусь с ним.
-Как подобает человеку благородных кровей. - закончил за него мой отец.
Стража и крестьяне расступились, образовывая круг. Моя мать была бледна. Я видел, что она готова разрыдаться, но не мог ничего сделать. В толпе в это время оживленно обсуждали грядущий поединок. Некоторые даже делали ставки.
Лорд Томас Блэк и лорд Джек Скам сходились. Скам был облачен в полный доспех, мой же отец был в простой крестьянской одежде.
-Умрите с честью, Джек, – сказал он.
Джек Скам сделал легкое движение рукой и два стражника, стоящие позади отца, одновременно ударили мечами ему в спину.
-Только истинный дворянин достоин смерти в поединке. Ты же просто грязь, Блэк. – произнес Скам с жестокой усмешкой, - Точнее был грязью.
-Том!!- мать, рыдая, бросилась к телу отца.
-Леди Елена. Вы даже прекрасней чем мне о вас рассказывали,- сказал лорд владетель, глядя на мать.
Она ответила ему яростным взглядом.
-Даже в этом крестьянском платье вы выглядите божественно.- снова произнес Скам.
-Вы будете моей женой, мадам.- добавил он после непродолжительной паузы.- Моя дорогая женушка умерла год назад.
-Ни за что!!- крикнула мать, с гневом и презрением глядя на лорда Джека. – Ты убил моего мужа грязный подонок.
-Уведите ее. – сказал Скам. – и не забудьте про щенка Блэка. Он будет жить у меня. Не сомневаюсь, то Блэку понравилась бы моя идея.
Так я стал жить в Снейкнесте, поместье Скамов. Жизнь моя там была крайне тяжелой. К тому же я ненавидел Скама всем сердцем. Но тогда я не мог ничего. Мне было всего семь лет. Я дал себе слово, что когда вырасту, вызову Скама на дуэль и убью его.


***


В череде моих ужасных лет у Скамов было еще одно сильное воспоминание, изменившее всю мою жизнь. До сих пор я вижу это в своих кошмарах.
Я проснулся довольно поздно. В своих снах я как бы прятался от ужасных будней. Я уже не держался бы за жизнь, но меня поддерживали к жизни мать и месть. Кроме себя я должен был заботиться и о матери. Думаю, ей было еще трудней, чем мне. Она стала женой человека, которого ненавидела всей душой. Она, как мне кажется, жила, чтобы поддерживать меня, так же, как и я, что поддерживать ее. Все это было бессмысленно, но каждый из нас чувствовал ответственность за самого близкого ему человека. Жить не было смысла нам обоим, но мы жили друг ради друга. Я мечтал, что когда я убью Скама, мы с матерью сможем покинуть поместье и жить вдали от этих тяжких воспоминаний.
Я как обычно пошел на кухню. Там неплохо кормили даже дворовых мальчишек, но, по личному приказу Джека Скама меня кормили только объедками с его стола. Я чувствовал из-за этого огромное унижение. Я никак не мог привыкнуть ко многим вещам, с помощью которых Скам показывал мне, что я для него грязь, как и мой отец.
Поев, я решил пойти в кузницу. Тогда я не думал зачем, хотя в глубине души я это понимал. Несколько часов я смотрел на работу кузнеца и его учеников. Кузнец, его звали Нор, ковал меч для сына лорда Скама. Я с завистью смотрел на этот клинок. Тут я и признался самому себе, зачем пришел сюда. Я подошел к Нору.
-Можешь сделать меч для меня.- внезапно охрипшим голосом попросил я – Я заплачу. Я найду деньги.
Нор с жалостью на меня посмотрел и протянул мне листок бумаги. Это была записка

“ Мальчишка! Я знал, что рано или поздно ты захочешь мести. Ни один оружейник в округе не продаст тебе меча. Если хочешь смерти, то просто приди ко мне, и мы обсудим этот вопрос. Твой любимый отчим, лорд Джек Скам”.
Это окончательно вывело меня из себя. Я развернулся и побежал в покои лорда. Нор проводил меня понимающим взглядом.
Я быстро взбежал на второй этаж и ворвался в покои Скама. Подойдя к нему, я бросил записку ему прямо в лицо. Он внимательно посмотрел на меня и крикнул:
-Стража!
Личные стражи лорда кинулись ко мне, намереваясь схватить меня.
-Не трогайте его, идиоты. Приведите сюда его мать!
Стражники оставили нас. Я хотел что-то сказать, но Скам остановил меня:
-Всему свое время. А пока молчи.
Через некоторое время вернулись стражники. Они вели мою мать. Она посмотрела на меня с непереносимой тоской в глазах.
-Свяжите мальчишку! И поставьте его на колени.
Стражники довольно быстро связали меня по рукам и ногам и заткнули рот какой-то грязной вонючей тряпкой. Они поставили меня на колени, но я, дико сопротивляясь, поднялся. Тогда один из них сильно ударил меня по лицу, и я упал, не в силах подняться.
-Я хочу, чтобы он стоял на коленях, а не валялся тут, как ….. Поднимите его, придурки!!!!
Один из охранников схватил меня за волосы и сильно дернул вверх.
-Смотри мне в глаза, мразь. - сказал лорд Скам.
Я поднял взгляд на него.
-Я знал, что ты захочешь отомстить, мальчишка. И я обдумывал, как сделать твою месть слаще. Я решил убить тебя на ее глазах. – Скам кивнул в сторону матери.
-Нет!! Что угодно, только не это! Лучше убей меня! – взмолилась мать.
-А что.. Неплохая идея. – лорд дернул мать за волосы и приставил кинжал ей к горлу.
Я попытался встать, но охранник так дернул меня за волосы, что я чуть не потерял сознание от боли. Мать грустно посмотрела на меня. Из глаз ее катились слезы.
-Я не хочу, чтобы он видел. Пожалуйста…
Скам резко перерезал горло моей матери. Я изо всех сил попытался вырваться. Я поднялся с такой силой, что чуть не свалил державшего меня стражника. Он занес руку для удара… Больше о том дне я ничего не помнил, только мерзкий смех лорда Джека Скама.



***
Я очнулся в полной темноте. Я попытался вспомнить, где я, и как я здесь оказался, однако последним моим воспоминанием был ужасный смех, от которого у меня мурашки бежали по коже. Мать!!! Я вдруг вспомнил, что ее больше нет. В гневе я стиснул зубы и попытался подняться. С третьего раза это мне удалось. Осторожно обойдя то место, где я оказался, я понял, что это камера. Наверно меня кинули в одно из подземелий Снейкнеста. Я понимал, что выбраться оттуда было практически невозможно, но я также знал, что убью Скама любой ценой. Тут я услышал шаркающие шаги, где-то недалеко. Невозможно было даже понять, с какой стороны шел звук. Я лег на пол и притворился спящим. Падая на пол, я задел рукой что-то острое, и она начала кровоточить. Быстро ощупав пространство вокруг себя, я нашел какой-то металлический обломок, видимо осколок тарелки. Я зажал его в руке, а руку убрал по себя, что бы его было не видно.
Распахнулась дверь. Я прикрыл глаза и стал подсматривать за гостем. Свет факела бил по глазам и было невозможно различить что-либо кроме силуэта. Гость слегка пнул меня под ребра, развернулся и пошел к двери. Я быстро вскочил, и резким ударом осколка в горло, убил человека. Когда мои глаза привыкли к свету, и я смог его осмотреть, я увидел, что это был тюремщик. Так я первый раз убил человека. Я хотел, чтобы первой моей жертвой оказался Скам, но судьба решила иначе. У меня могло никогда больше не быть другого шанса на побег. На тюремщике была форма стражи Скамов. Я был довольно высоким, поэтому мог легко надеть форму, что я и сделал.

***
Стража отлично знала меня в лицо, поэтому мне пришлось надвинуть на голову капюшон. Скрыть лицо шарфом стражника я не мог – он был пропитан кровью. Глядя на мертвеца, я с удивлением заметил, что вид трупа меня не пугает. Более того, я не чувствовал никаких угрызений совести. А ведь возможно у него были жена и дети… Я отвернулся и вышел в коридор.
Когда я закрывал дверь камеры, мои руки дрожали. Не от страха, нет. От предвкушения. Я предчувствовал близкую месть, и радовался. Радовался со злобой.
Проходя мимо поста стражников, я поправил капюшон так, чтобы тень от него полностью скрывала мое лицо. Сидящий ближе всех к двери охранник произнес:
-Твоя смена же еще не закончилась, Дик. Куда это ты собрался? Опять к своей мельничихе?
Я утвердительно кивнул.
Охранник усмехнулся и загремел ключами, открывая дверь. Я вышел нарочито неторопливо. Не оборачивая головы, я махнул рукой, прощаясь.
Во дворе я остановился и задумался. Чтобы убить Скама, к нему надо еще подобраться. Но судьба сама вела его ко мне. Распахнулись входные двери, и вышел Скам, в сопровождении какого-то невысокого полного мужчины. Я подошел поближе.
-Конечно, граф.– произнес хозяин Снейкнеста, неискренне улыбаясь, - Безусловно.
Невысокий граф затараторил что-то фальцетом.
- До свиданья, граф. – сказал Скам, выслушав продолжительную тираду, - Надеюсь вскоре снова с вами увидеться. Вы прекрасный собеседник.
Граф, при помощи грума залез в богатую карету. Из окна высунулась его голова, и он снова что-то сказал. Скам рассмеялся. Меня его смех коробил.
Я медленно подошел к Скаму со спины. Пользуясь тем, что охранники были далеко, я вырвал меч из ножен, и, что есть силы. Всадил его в спину Скаму по самую рукоять.
-Только настоящий дворянин достоин смерти в поединке. Ты же просто грязь, Скам.
Повернув его лицом к себе, я глянул ему в глаза. И ничего не увидел. Скам уже умер. Яростно плюнув мертвецу в лицо, я бросился бежать, в открытые ворота, надеясь скрыться в городе. Стражники бросились за мной, но у меня была фора. Они не могли меня догнать. Я пробежал уже несколько кварталов, а они все бежали за мной.. Я свернул в какой-то переулок. Внезапно навстречу мне выскочил незнакомец, одежда которого не оставляла сомнений, это был нищий. Неожиданно он ударил меня чем-то в лицо. Я упал. Сплюнув, кровь, я попытался подняться, но чей-то окованный ботинок пнул меня под ребра. У меня перехватило дыхание. Я не мог даже вдохнуть, только судорожно открывал рот, пытаясь поймать хоть немного воздуха.
- Это я поймал мерзавца, благородные господа. Мне полагается вознаграждение? – спросил скрипучий голос сверху.
Раздался глухой звук удара. Я потерял сознание.

***
Очнулся я опять в камере. Собрав последние силы, я сел. Окинул камеру взглядом. Ничего необычного. Тут я снова глянул на прутья решетки. Они были выкрашены в белый. Что ж, неудивительно. За убийство дворянина, полагается четвертование. Медленно четвертование. Я горько усмехнулся – видимо я не надолго переживу Скама. Я лег на холодный пол и задумался.
Скам мертв. Принесла ли его смерть мне успокоение? Нет. Это не вернуло мне ни отца, ни мать. Он даже не увидел, кто его убил. Слишком быстро умер. Слишком легко. А если бы даже он умер в муках, принесло ли бы мне это покой? Удовольствие – да, покой – нет. Месть не была так сладка, как я ее себе представлял. Я жил ради матери и мести. Мать убита, месть свершилась, хоть и не в полной мере. Зачем теперь жить? Незачем. Я перевернулся на другой бок и стал думать о предстоящей казни. Думать спокойно, без страха. Но вскоре мои мысли снова вернулись к Скаму. Я убил его не на дуэли, как мечтал в детстве, а простым и подлым ударом в спину. Конечно у меня не было возможности вызвать его на дуэль, да и не стоило. Ты был неправ отец, честно сражаться один на один можно только с равным. Равным по силе и морали. Умирать, борясь с более сильным глупо, хоть и красиво. Более сильного лучше убить подло, чем бессмысленно умереть. А люди вроде Скама только такой смерти и заслуживают. Их надо убивать в спину, резать как свиней. Большего они недостойны. Только…
Мои размышления прервали шаги по коридору. Не грохот, окованных сапог тюремной охраны, а тихие, еле слышные шаги. Шаги приближались. Камера освещалась только бледным неверным светом, расположенного высоко под потолком оконца, поэтому я не мог рассмотреть человека, подошедшего к моей клетке. Он тихо завозился с замком. Вскоре дверь раскрылась. Темный, по-прежнему неразличимый силуэт, приблизился ко мне. Человек протянул мне руку.

***
- И кто же это был? – спросил церковник.
-Друг. – просто ответил Седой, - осле побега я убивал, святой отец. Много убивал. Зарабатывал себе этим на жизнь. Это были и дворяне, и купцы, и чиновники. Я помню каждого. Но никого из них я не помню в лицо. Они не являются ко мне во сне, как любят рассказывать «расскаившиеся» убийцы. Нет. Это просто ремесло.
- Зачем же ты тогда пришел сюда? – поинтересовался священник.
-Не знаю, святой отец. Не знаю. – Седой опять надвинул капюшон и вышел из исповедальни.

Церковь была окружена. Священник, во время исповеди подал знак, младшим монахам, чтобы они звали стражу. Церковь оцепили по всему периметру. Не проскочила бы даже мышь. Стражники в оцеплении ждали молча. Все смотрели на церковь. Но оттуда никто не вышел.
Sainor вне форума  
Отправить сообщение для Sainor с помощью ICQ