Тема: Happy New Knee
Показать сообщение отдельно
Старый 06.01.2012, 23:32   #60
Игрок
 
Аватар для MonteChristo
 
Регистрация: 05.02.2011
Адрес: в неизвестности
Сообщений: 511
Репутация: 186 [+/-]
Вот и моя работа. Пришлось правда немного обрезать из-за времени, но ладно и так сойдет. Да простит меня пан Сапковский за мой бред.

Скрытый текст:
«Его звали Геральт из Ривии. Он был ведьмаком – убийцей чудовищ…»

Noel Yaro, Gwynbleidd…


Вся эта странная и в какой-то степени забавная история случилась с ведьмаком в конце октября тысяча двести шестьдесят второго года, когда он ехал из Новиграда в столицу Редании – Третогор. Трудно сказать, что побудило его свернуть с утоптанной королевской дороги в глухой лес, полный опасностей и тайн. Может быть, это было желанием побыть наедине с умиротворяющей природой или возможность сократить путь, а может быть ведьмак просто не хотел платить взятку королевским постовым. В любом случае выбранный им маршрут был ему хорошо знаком. Даже несмотря на сильный снегопад, который укрыл узенькую лесную тропинку белой пеленой, он знал каждую ее кочку как свои пять пальцев. Очевидно, Геральт ехал по этой тропе не в первый раз.
Плотвичка шла ровно, не спеша. Она аккуратно перескакивала снежные сугробы, в то время как ведьмак с недовольной миной на лице оглядывал серое небо. Нельзя было сказать, что он был чем-то встревожен, однако, на его суровом щетинистом лице мелькало сомнение. Ведьмак так и не мог до конца объяснить самому себе причину своего скоропостижного уезда из Новиграда. Тамошний ипат буквально был готов носить ведьмака на руках после того как он спас город от оборотня. Однако «Белый волк» – так называли Геральта представители старших народов – уехал из города раньше намеченного срока. Как будто он предвидел некую опасность. Только вот какую именно, ведьмак объяснить своему разуму так и не смог.
Порывы ветра становились сильнее, снегопад постепенно превращался в настоящую метель. Геральт накинул на плечи плащ и укрыл голову капюшоном. Плотвичка прибавила ход. Сугробы становились все больше и больше, но лошадь, яростно гонимая ведьмаком, перескакивала их с невообразимой легкостью. А снегопад все продолжался, засыпая и без того огромные сугробы тоннами холодных белых хлопьев.
Неожиданно Плотвичка остановилась. Где-то в вдалеке раздались крики и дикое рычание. С каждой секундой они становились все громче и громче. Амулет ведьмака задергался. Геральт спрыгнул с лошади и вытянул из-за спины меч. Стальной меч. Ведьмак был уверен, что этот рык не принадлежал чудищу – в этих местах они практически не встречались. Скорее всего, это был медведь. Но ведьмака больше удивил человеческий крик. Он был убежден, что кроме него и очевидно мелких банд скоя’таэлей в этих лесах нет разумных существ.
Тем временем где-то впереди раздался хруст снежных сугробов и тяжелые вздохи, перемешанные с ругательствами. Ведьмак сделал несколько шагов и увидел выбегающего из лесной чащи мужичка. Он был невысок ростом и немного щупл. Несмотря на довольно холодную погоду, одет незнакомец был лишь в коротенькую курточку с воротником из лисьего меха и чудную шапочку с непонятным разноцветным пером, болтыхающимся на макушке. За спиной у него висела красивая эльфийская лютня, а в руках он крепко держал небольшой мешок. Мужичок без сомнения был напуган, но вряд ли он боялся своего преследователя – он даже не оборачивался.
Ведьмак подошел еще ближе, снял капюшон и когда увидел лицо незнакомца, невесело усмехнулся и спрятал меч за спину.
– Лютик! – позвал Геральт весьма удивленный такой неожиданной встречей.
Мужичок, известный всему миру как бард Лютик, оторопел и начал было беспокойно оглядываться, но когда увидел стоящего в дюжине шагов ведьмака счастливо вздохнул и побежал к нему.
– Геральт! Геральт!!! – закудахтал Лютик пробираясь сквозь высоченные сугробы. – Это ты! Геральт! Как же мне повезло! Геральт! Это ты. Невероятно!
Ведьмак снисходительно покачал головой.
– Подожди, Лютик! Что ты здесь делаешь?
Бард хотел ответить, но потом с ужасом вспомнил:
– Не сейчас Геральт! За мной гонится медведь!
Ведьмак усмехнулся.
И не прошло и пары секунд, как из чащи выполз разъяренный медведь. Лютик запаниковал и спрятался у ведьмака за спиной. Геральт вздохнул и сделал несколько шагов на встречу. Стальной меч остался в ножнах. Медведь зарычал, встал на задние лапы и стал размахивать своими когтистыми лапами. Ведьмак вытянул левую руку и сделал еще пару шагов в сторону разозленного животного. Тот опустился на четвереньки и рванул навстречу. В тот же момент Геральт прочертил в воздухе сложный знак – яркая, но мимолетная вспышка поразила глаза животного. Лютик в страхе закрыл лицо своей чудной шапочкой. Медведь снова зарычал, но остановился. Ведьмак посмотрел на него свирепыми глазами и спустя всего несколько мгновений медведь развернулся и побрел назад в лесную чащу.
Лютик облегченно вздохнул.
– Геральт! Ты мой спаситель! – сказал бард, вытирая капли пота со лба. – Эти твои ведьмачьи знаки…это, конечно же, восхитительно, но почему ты не убил эту злобную тварь?
Геральт подошел к своей лошади и уставшим голосом ответил:
– Я не убиваю невиновных, Лютик и ты это знаешь.
– Как это «невиновных»? – удивился бард. – Геральт?! Эта зверюга меня чуть не сожрала!
– Ты сам виноват, – пояснил ведьмак, закидывая мешок Лютика на лошадь. – Животные не нападают на людей в этих лесах, если их не рассердить. Я хорошо тебя знаю, Лютик. Слишком хорошо. И подозреваю, что у медведя был довольно веский довод для того чтобы откусить тебе голову.
– Геральт?!! – возмутился бард. – Я же твой лучший друг! Ты бы дал этой безмозглой твари откусить мой главный орган?!
– Разве голова твой главный орган? Странно, я думал, что он где-то ниже твоего пивного живота, – усмехнулся ведьмак.
Лютик хотел что-то ответить, но Геральт прервал:
– Перестань ворчать, залезай! – он кивнул в сторону лошади. – Или хочешь остаться здесь?
Лютик послушно забрался на лошадь. Геральт накинул капюшон, взял Плотву за уздцы и повел ее через лес по засыпанной снегом тропинке. Лютик сидел и молчаливо таращился на серое непроглядное небо. Снегопад тем временем немного стих.
– Так что ты здесь забыл, Лютик? – спросил Геральт.
– Я возвращался из Вызимы в Оксенфурт. – начал рассказывать бард без всяких намеков на обиду. – Ну, мы решили сократить путь и поехали через лесную дорогу.
Ведьмак перебил:
– Мы? Кто ехал с тобой?
Лютик замялся и неуверенно ответил:
– Ну, мы – это я и мои… коллеги из Оксенфурта.
Геральт остановился.
– Не ври мне, Лютик, – усмехнулся ведьмак, повернувшись к барду. – Ты настолько честолюбив, что вряд ли будешь путешествовать с другими бардами, которые по твоему мнению тебе и в подметки не годятся.
– Ладно, Геральт, – Лютик сдался. – Я ехал с наемниками, которые охотились на «белок». Им нужна была баллада про их славные подвиги. Они хорошо заплатили, Геральт. Целых восемьсот оренов, представляешь?
– Лютик, ты совсем с ума сошел? – ведьмак разочарованно вздохнул. – Якшаться с темерскими расистскими бандами… это уже чересчур. Лютик, ты хоть понимаешь как это опасно?
– Ой, ладно! – недовольно фыркнул Лютик. – Я сочинил балладу, получил деньги и отправился в Оксенфурт. Этих мясников я больше не видел.
Лютик хотел что-то добавить, но ведьмак резко остановился. Спустя мгновенье он услышал хруст снега и звон тетивы. Не прошло и секунды, как в стоящее рядом с ведьмаком дерево вонзилась эльфийская стрела. Лютик вздрогнул. Геральт насторожился, но доставать оружие не стал.
– Геральт! – испуганным голосом позвал Лютик. – Это «белки»?! Надо бежать! Геральт, слышишь?
Ведьмак был на удивление спокоен:
– Тихо, Лютик – он призвал барда к молчанию указательным пальцем. – Если бы они хотели, то убили бы нас давно. Нужно выслушать, что они хотят.
Лютик сильно волновался и, без сомнения, был весьма напуган, но спорить с ведьмаком не стал.
Наступила тишина. Снегопад шел без остановок, однако бушующий ветер стих. Ведьмак слышал, как в его сторону приближается несколько вооруженных существ. Он слышал даже как бьются их сердца. И он также знал, что они следили за ним еще до того как он встретил своего друга Лютика. И, тем не менее «белый волк» не придавал этому значения. Наверное, Геральт просто думал, что они просто наблюдали за чужаком в их владеньях. Судя по всему это было не так.
Тем временем из темной лесной чащи вышел высокий эльф. Его длинные черные волосы были завязаны в хвост, спадающий на плечо, красивые голубые глаза сияли необъяснимым блеском, а типичное эльфийское лицо излучало неприятную ухмылку. Одет незнакомец был весьма непримечательно: потрепанная темная куртка с кожаными щитками на руках, поверх которой был накинут старый плащ, черные штаны с ремешками на бедрах и грязные сапоги до колен. Эльф был вооружен изящным луком, висящим у него за спиной и изогнутыми клинками, которые были за поясом. На груди и бедрах также висели красивые кинжалы. Без сомнения он был вооружен «до зубов».
Незнакомец не стал терять времени Он, как ни в чем не бывало, подошел к ведьмаку и с уважением произнес:
– Cead, Gwynbleidd – эльф украдкой взглянул на Лютика. – Меня зовут Syrael. Что привело тебя сюда vatt’ghern?
Геральт был вежлив:
– Cead, Syrael – ведьмак поклонился. – Я держу путь из Новиграда в Третогор. Решил вот насладиться природой и проехать через лес.
– Этот Dh’oine с тобой? – Сираэль показал пальцем на Лютика.
– Да, со мной, – ответил Геральт. – Это мой друг Лютик, бард из Оксенфурта.
– Так значит и есть тот самый Лютик? – задумчиво произнес эльф.
Лютик нахмурился и возмущенно пояснил:
– Если быть более точным: Юлиан Альфред Панкрац, виконт де Леттенхоф, – бард снял шапочку и поклонился. – Но более известный в народе как Лютик.
Ведьмак шепотом прошипел:
– Молчи, дурак!
– Лютик значит, – констатировал Сираэль. – Ты-то нам и нужен. А ты, Gwynbleidd можешь ехать дальше. Это не твое дело.
– Геральт! Они хотят убить меня! – запаниковал Лютик. – Не бросай меня, Геральт!
Ведьмак насторожился.
– Что это значит? Я не отдам вам своего друга, что бы он не совершил.
Сираэль задумался.
– Ладно, – в конце концов, ответил эльф. – Я дам твоему другу шанс исправить свою ошибку.
– Что ты имеешь в виду? – удивился ведьмак.
– Разве Taedh ничего тебе не рассказывал? – эльф как бы обиженно пожал плечами. – Твой дружок, Gwynbleidd связался с бандой расистов «Белые Клинки» из Темерии. В ходе долгой битвы с ними у нас пропала некая… реликвия. Наступает священный для Aen seidhe праздник и, если мы не вернем эту реликвию, то накличем на себя гнев богов.
– А причем тут Лютик? – спросил Геральт, кидая подозрительные взгляды на своего друга.
– Этот Dh’oine единственный кто был там во время битвы и выжил – спокойно пояснил Сираэль.
– Я испугался Геральт! – закричал Лютик, чувствуя как накаляется обстановка. – Я не знал! Я думал там золото. Только не убивайте!
– Верни, Vail’s Vita Dh’oine и мы тебя не убьем – уверенным, но не громким голосом пригрозил эльф.
Ведьмак был удивлен:
– Что?! Все это безумие из-за каких-то игрушек?
– Это не какие-то игрушки, Gwynbleidd, – Сираэль был на удивление спокоен. – Это Vail’s Vita – символ наступления нового года. Многие из эльфов забыли этот праздник, но мы – скоя’таэли. Мы чтим обычая наших предков.
Лютик облегченно вздохнул:
– Так это вы про те странные шарики? – бард протер мокрый от пота лоб своей шапочкой. – Ну, так бы сразу и сказали, а то пугаете тут своими стрелами.
Лютик достал из-за спины мешок и слез с лошади.
– Но подождите, – засомневался бард. – Сейчас же октябрь. Новый год через два месяца!
Сираэль усмехнулся:
– По календарю Dh’oine, Taedh – эльф сделал несколько шагов вперед. – А по календарю Aen seidhe сегодня последний день Velen. Завтра начало Saovine – начало нового года.
На лице Геральта, наконец, просияла улыбка:
– Стыдно это не знать, Лютик.
Бард тем временем подошел к эльфу и протянул ему мешок.
– Что ж, уважаемый Сираэль, я хочу извиниться перед вами за свою глупость, – сказал Лютик и вежливо поклонился. – Позвольте сочинить для вас балладу.
– Не здесь, – улыбнулся эльф и взял мешок. – Пойдемте с нами. Вечереет. Скоро наступит Noel Yaro и я хочу, чтобы вы увидели всю красоту Saovine. Пойдемте!
– А что? Не плохая идея! – согласился ведьмак. – Лютик? Ты с нами?
– Если накормите, то с вами!– ляпнул Лютик и снова забрался на лошадь ведьмака.
– Накормим, – эльф улыбнулся. – В день прихода Saovine все Aen seidhe должны быть вежливыми и гостеприимными, даже с Dh’oine.

Наступал вечер. Небо стало темнеть, снегопад прекратился, и серые облака начали постепенно расходиться в стороны, уступая место звездному небу. Скоя’таэли шли через лес по тропинке, известной лишь им и ведьмаку, шедшему позади их вожака Сираэля. Геральт вел за собой лошадь, на которой удобно устроился его друг бард Лютик, который бренчал на своей лютне и периодически рассказывал Геральту пошлые анекдоты.
Спустя несколько часов они, наконец, пришли на большую опушку, окруженную высокими многовековыми дубами. Под ними было множество палаток, рядом с которыми горели костры, а посередине опушки стояла высокая ель украшенная белыми лентами и разноцветными деревянными игрушками. Войдя в лагерь, эльфы кинулись в рассыпную и принялись за последние приготовления к встрече Saovine. Сираэль, Геральт и Лютик прошли в центр и уселись перед елью.
– Это что? Елка? – удивился Лютик, снимая со спины свою лютню.
– Да, – ответил эльф. – Ель – священное древо в преддверии Saovine. Этот праздник символизирует Замерзание всего в лесу, а ель всегда остается зеленой и как бы становится единственным проводником из старого года в новый.
Ведьмак снял свои мечи со спины и устроился перед костром на подстилке из медвежьей шкуры. Лютик присел рядом с ним и взял в руки свою лютню. Сираэль отдал мешок одному из эльфов и сел не небольшой пень, стоящий напротив костра.
– Откуда вы пришли, Сираэль? – спросил ведьмак. – Насколько я помню, раньше эти леса были не обетованными.
Вожак посмотрел на то, как его напарник развесит драгоценные шары на елку, а потом ответил:
– Мы прибыли издали – из Ривердейла, что в долине реки Яруга, – ответил эльф. – В наших лесах стало слишком опасно. Dh’oine сильно прижали нас, но мы сумели найти место, где почти также тихо и спокойно как в Брокилоне. Этот лес – девственен и красив. Здесь животные живут в гармонии с природой, и где мы будем в безопасности некоторое время.
– Но скоята’эли ведь воюют против людей, а не прячутся в тихих лесах, – удивился Лютик.
– Не совсем так, – возразил эльф. – Да, мы принадлежим к скоя’таэлям и боремся с Dh’oine. Но мы воюем, прежде всего, за свою свободу и покой. Сейчас на нас нападают только самые храбрые банды расистов, но вскоре я чувствую, будет война и нам уже не избежать кровопролития.
– Оставим эту тему, – предложил Геральт, искоса взглянув на Лютика. – Сегодня праздник, не стоит омрачать его.
– Да, ты прав, Gwynbleidd – согласился Сираэль. – Vail’s Vita наконец вернулись на свое законное место и теперь можно спокойно отдать почести Velen и встретить Saovine.
Облака тем временем окончательно разошлись, открыв пестрящее звездами ночное небо. Зазвучала лютня. Тихая и красивая музыка разлилась по опушке, разбавляя тишину волшебными аккордами. Кто-то из эльфов поддержал барда игрой на свирели, и мелодия приобрела новый, еще более красивый поворот.
– Расскажи мне про Vail’s Vita, Сираэль, – попросил ведьмак, смотря на то, как танцуют эльфы под музыку Лютика.
– Тут особо и рассказывать нечего, – ответил эльф. – Эти шары из чистейшего горного хрусталя всего на всего украшения главного символа встречи Saovine, передающиеся из поколения в поколения вот уже на протяжении пятисот лет. Vail’s Vita – это неотъемлемая часть нашей традиции и их потеря ведет к утрате нашей культуры.
– Эй, Геральт! – радостно закричал Лютик, направляя мелодию в новое, более веселое русло. – Давай зажигай! Только не говори, что не умеешь танцевать!
Эльфы начали водить хороводы, а Лютик запел неизвестную ведьмаку песню. Время постепенно катилось к полуночи. На небе загорались новые звезды, заполняя бесконечный темный небосвод блестящими огоньками. Было холодно, но никто не обращал на мороз внимания – все были в предвкушении праздника. Веселье достигло своего апогея. Лютик, который еще днем боялся быть застреленным эльфами, как ни в чем не бывало, пел с ними задушевные песни и обменивался шутками. Праздник бушевал без передышки.
Геральт посмотрел на небо и увидел падающую звезду. Ее яркий хвост рассекал по всему небосводу, озаряя эту волшебную ночь красивым блеском. Эльфы ликовали. Раздались звуки хлопушки и восторженные крики.
– Что это? – восторженно спросил ведьмак, глядя на то, как звезда постепенно уходит за горизонт.
Эльф улыбнулся и задумчиво шепнул:
– Noel Yaro, Gwynbleidd…
MonteChristo вне форума